ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Аргентина

В рамках вояжа по странам Южной Америки я съездил на экскурсию из Буэнос-Айреса, чтобы увидеть достопримечательности Ла Платы, посетить матч аргентинского чемпионата по футболу с участием клуба Химнасия, узнать, как болеют в Аргентине, выяснить, где можно недорого поесть в Ла Плате

 

Вопреки ожиданиям, самостоятельное путешествие по Южной Америке до поры до времени шло гладко, хотя я всё время ожидал проблем, подвохов и недоразумений. Казалось, раз удалось успешно посетить поочерёдно Бразилию, Уругвай и Аргентину, можно уже расслабиться, ибо большинство задач уже решено, а оставшаяся логистика выглядит несложно. Вот я и расслабился в ожидании лёгкого, беззаботного денька – за текущие сутки мне нужно было всего-то добраться из Буэнос-Айреса до Ла Платы, то есть совершить ерундовую поездку. Собственно, меня не столько интересовал сам город, сколько намеченный как раз на 25 марта матч местного чемпионата. Я страшно хотел сходить на футбол в Аргентине, и никак не мог упустить выпавший шанс. Да, теоретически, на выходных играли и столичные команды, однако с моей стороны было бы в высшей степени опрометчиво возлагать надежды на знаменитые «Ривер Плейт» или «Боку», чьи стадионы обычно заполняются под завязку. Клуб «Химнасия Ла Плата», напротив, казался мне вполне доступным, судя по статистике посещаемости. Словом, я возлагал определённые надежды на первую экскурсию за пределы Буэнос-Айреса.

 

Опираясь на сведения, доступные в Интернете, я рассудил, что доехать до Ла Платы можно запросто: четвёртый по величине город Аргентины соединяет со столицей прямая линия пригородной электрички. Согласно расписанию, дорога занимает около часа, так что особо не торопился на вокзал Plaza Constitucion, откуда стартуют поезда южного и западного направлений. Не огорчился я и, узнав по прибытию на терминал, что очередной состав отправился в путь только что. Время до следующего рейса я скоротал на улице, где с удовольствием скушал мороженое, купленное в соседнем «Макдональдсе» за 15 песо. К слову, около вокзала устроен большой промтоварный рынок, где можно купить одежду и обувь по разумным ценам – другого подобного уголка я в центре Буэнос-Айреса не нашёл. Что касается остальной инфраструктуры, то сама железнодорожная станция произвела на меня двойственное впечатление. С одной стороны, построенное в 1860-х годах здание выглядит весьма импозантно, внутри него чисто и безопасно. В то же время, вызнать нужную информацию сложно, мало кто из железнодорожников говорит по-английски. Только при помощи смеси испанских слов и жестов мне удалось узнать, откуда отправляются поезда в Ла Плату и где можно купить на них билеты. Сотрудник, с которым я разговаривал, пытался что-то ещё объяснить, но я так и не понял, что он имел в виду.

 

Чем ещё удивил меня главный вокзал Буэнос-Айреса, так это бестолковой системой касс. Судите сами: в то время, как одну сторону полукруглого павильона осаждали желающие приобрести билеты, с другой вообще не было ни души, и никто из работников не удосужился перераспределить очередь. Я даже засомневался, есть ли кто-нибудь в забранном решёткой окошке, но тут же нарвался на приветственный жест оттуда. Оказалось, что цена проезда на аргентинских электричках невелика, и чтобы съездить в Ла Плату, нужно отдать всего 4 песо в одну сторону; мне даже показалось, что я недопонял своего визави – по моему разумению, путешествие на полсотни километров, а именно такое расстояние нужно преодолеть, чтобы добраться до Ла Платы из Буэнос-Айреса, не может стоить столько же, сколько рядовая поездка на метро. Тем временем, уловив мой недоумённый взгляд, аргентинец чётко показал на пальцах, сколько именно денег требуется. Затем выяснилось, что оплатить проезд следует карточкой «Sube», чему я весьма обрадовался, так как на карточном счету оставались ещё немалые средства. Наконец, кассир смог жестами объяснить, что отдавать ему в руки пластик не надо, необходимо лишь приложить его к считывателю, что снаружи окна. Судя по всему, железнодорожники боятся грабежей, раз укрываются за решётками и контакта с пассажирами стараются не иметь. В то же время, чего им опасаться, коли оплата идёт по безналичному расчёту?!

 

Раздумья про особенности железных дорог Аргентины не помешали мне отыскать нужную платформу и занять выгодное место у окна в прибывшей электричке. Когда за бортом замелькали пейзажи пригородов Буэнос-Айреса, казалось, что дела идут лучше некуда. Увы, через кратчайшее время всё пошло прахом…

 

О чём толковал давешний мужик у входа на перрон, я понял лишь тогда, когда состав остановился, и все присутствующие повалили наружу. С большим трудом мне удалось разобрать, что, дескать, впереди ведутся ремонтные работы и всех пассажиров вынуждают пересаживаться на автобусы; билеты действительны. Вот так вместо того, чтобы проехать оставшиеся тридцать километров за считанные минуты, я вляпался в бестолковый и мучительный переезд. Оно, конечно, всё было бы неплохо, отправься автобус из Берасатеги в Ла Плату напрямую по скоростному шоссе. Однако водитель избрал другой путь и принялся крутиться в лабиринте просёлочных дорог. Видать, ему дали задание подъезжать к каждой железнодорожной станции, чем он усердно занимался следующие полтора часа. Мы много раз повторяли один и тот же цикл, теряя время на поворотах, светофорах и остановках, так что я натурально озверел. Однообразие аргентинского захолустья скрашивали разве что заезды к таким достопримечательностям, как тематический парк «Republica de los Ninos» и заповедник «Reserva Ecologica Del Parque Pereyra», где пейзаж немного оживлялся. По итогам поездки могу сказать, что качество дорог в Аргентине довольно высокое, по крайней мере, если речь идёт про автострады и шоссе с двузначными номерами. Ну, хоть какая-то польза от вояжа вышла…

 

 

Вывалившись, наконец, на углу Avenida 1 и Calle 41, где в Ла Плате находится железнодорожный вокзал, я чувствовал себя опустошённым и совершенно разбитым. Отнюдь не подняло мне настроение и общение с представителями железнодорожного ведомства, занимавшимися посадкой на автобусы. В ответ на вопрос, когда уходит последний автобус в Буэнос-Айрес, они любезно ответили, что, дескать, около четверти десятого. Выходило, что раз футбольный матч начинается в семь вечера, то мне придётся поспешить, чтобы успеть к последнему транспорту, или же уходить раньше финального свистка. Затем я пошлёпал в центр города, старательно обходя участки отсутствующей плитки и вздыбленного асфальта, равно как и мусорные кучи. Окончательно подорвала мой боевой дух встреча с автовокзалом Ла Платы: внутри терминала колыхалась громадная толпа желающих уехать, словно всё местное население собралось эмигрировать в другие города Аргентины. Творившийся там форменный дурдом заставил меня засомневаться, удастся ли мне вообще вернуться в столицу…

 

Итак, поначалу город мне не понравился, но потом я оценил его элегантную архитектуру, обилие зелени и идеально правильную планировку. Дело в том, что Ла Плата стала одним из крупных населённых пунктов, поднятых в буквальном смысле с ноля. Аргентинское правительство подготовило план строительства новой столицы региона и успешно претворило его в жизнь. 19 ноября 1882 года губернатор провинции заложил первый камень в основание Ла Платы, и пошло-поехало. Как следствие, округа имеет чёткую, геометрически выверенную структуру, застройку прорезают исключительно прямые линии. Все улицы и проспекты носит номера, и оттого ориентироваться приходится по координатам типа «угол Avenida 60 и Diagonale 79».

 

Ясен пень, при таком подходе здания возводились по заранее намеченным чертежам. При этом, проекты многих построек разрабатывали ведущие архитекторы конца XIX века, благодаря чему как главные достопримечательности Ла Платы, так и обычные дома, смотрятся исключительно здорово. Во время прогулки мой глаз то и дело радовали симпатичные особняки, и чем дальше я углублялся в городские кварталы, тем лучше себя чувствовал. А когда дорога вывела меня к главной площади, моё настроение взлетело до небес. Шутка ли, на Plaza Moreno возвышается колоссальный собор Непорочного Зачатия, самый большой и красивый храм Аргентины. Я как его увидел, так и обомлел…

 

 

Очевидно, что архитектор Эрнест Майер, создавший этот шедевр неоготического стиля, черпал вдохновение в европейских церквях. В то же время, его детище вышло по-южноамерикански ярким благодаря обилию декора. Во всяком случае, мне собор Ла Платы понравился больше, чем известная церковь Канделярии в Рио-де-Жанейро, которую путеводитель по Бразилии расхваливал на все лады. Однако, далеко не всегда здание выглядело так роскошно: его заложили в 1884 году без учёта геологических данных, и потому спустя полвека работы пришлось приостановить из-за осадки фундамента. Законченный вид, с подобающими башнями высотой почти 112 метров, храм получил лишь на исходе XX века, когда удалось использовать новейшие технологии строительства.

 

Интерьеры собора мне понравились меньше, чем его наружность, однако внутри было прохладно, и я провёл под гигантскими сводами несколько больше времени, чем рассчитывал. Наконец, настало время осмотреть и другие достопримечательности Ла Платы, благо один из важнейших объектов находился на другой стороне упомянутой площади. Ратуша, красующаяся визави Inmaculada Concepcion, была заложена почти одновременно с ним, но выглядит совершенно иначе. Как я уже говорил, проекты здания заказывались разным зодчим, оттого и стилистический разнобой. Значит, Palacio Municipal своим появлением обязан немцу Хуберту Стейру, большому поклоннику неоренессансного стиля. Он выстроил в высшей степени гармоничное здание, напоминающее английские ратуши; к слову, подобную башню с часами я видел не так давно на Шри-Ланке, да и кое-какие старые здания Сингапура тоже выдержаны в похожем стиле.

 

Стоит также сказать пару слов про саму площадь. Plaza Moreno является не только географическим, но и культурным центром города. Она красива, ухожена и уставлена памятниками деятелям Аргентины. Кроме того, на её пространстве устроены шпалеры из кустов и газоны, на которых любят отдыхать те местные жители, кому не хватает скамеек. Отмечу также, что перед входом в собор устроено кольцо мини-паровозика, пассажирам которого устраиваются часовые экскурсии по Ла Плате. Одним словом, место приятное и полезное.

 

 

Расставшись с самым дивным уголком города, я потопал на северо-запад. Чтобы увидеть следующие интересности, мне пришлось пройти несколько кварталов, пока впереди не показалась махина Teatro Argentino. Эта в высшей степени необычная постройка появилась в 1980-х годах, придя на смену классическому зданию, простоявшему без малого сотню лет. После того, как пожар испепелил прежний театр Ла Платы, власти страны решили возвести на его месте нечто оригинальное. Проект дворца искусств разработали местные зодчие, чьи дизайнерские замыслы потребовали почти двадцати лет напряжённой работы. Не могу сказать, что результат ухищрений выглядит потрясающе, но в оригинальности этой достопримечательности Ла Платы не откажешь…

 

Двумя улицами дальше меня ждал целый ансамбль: с одной стороны площади Сан-Мартин красуется резиденция губернатора провинции, с другой торчит монументальный парламентский комплекс. Последний крупнее соседа, но выглядит не так ярко. Он представляет собой типичный пример эклектики, когда европейский неоренессанс был смешан с традициями архитектуры Южной Америки. Здание, построенное в 1880-х годах, определённо чересчур тяжеловесно, слишком перегружено деталями. Зато губернаторский дворец смотрелся просто идеально, если не считать потёков краски на фасаде – не иначе, аргентинские левые постарались. Casa de Gobierno спроектировал бельгиец Жюль Дормаль, постаравшийся придерживаться чисто неоренессансного стиля, без ненужных добавок. Получилось шикарно и гармонично, по крайней мере, на мой взгляд.

 

Добавлю, что центр площади украшен конным монументом, установленным в честь генерала Хосе де Сан-Мартина. Национальный герой Аргентины активно участвовал в борьбе за независимость страны, а также воевал с испанцами в Перу и Чили. Отказавшийся от почести при жизни, военачальник был после смерти увековечен многочисленными памятниками, плюс его надгробье считается одной из главных святынь буэнос-айресского собора.

 

 

Путеводитель по Южной Америке рекомендовал также посетить такие достопримечательности Ла Платы, как зоопарк, городской музей, музей полиции и т.п., но я из всего списка моё внимание привлёк лишь дом Куручета – это, как-никак, единственное творение архитектора Ле Корбюзье на всём континенте. На самом деле, постройка не стоит того внимания, которое ей уделяют: небольшой коттедж выглядит довольно невзрачно. Считается, что зодчий доказал своим творением, будто современный стиль и традиционная застройка могут гармонично уживаться, однако лично я придерживаюсь иного мнения. Зачем, спрашивается, нужно было городить огород, если вокруг сплошь однотипные здания конца XIX века?! Почему бы не стилизовать особняк под них?!

 

Экскурсия по Ла Плате проходила, конечно, по жаре, и, в конце концов, я как-то так вымотался, что почувствовал острую необходимость подкрепиться. Между тем, с едой наблюдались проблемы: во время прогулки мне не раз попадались разного рода закусочные и забегаловки, а вот ресторанов с умеренными ценами как-то не встречалось. Пару раз я нацеливался было на вроде де бы подходящее заведение, но после изучения меню шёл дальше. Да, самое время было вспомнить про комплексные обеды, которые в Буэнос-Айресе не редкость…

 

Бесцельный поход в поисках снеди завершился для меня на уже знакомой площади Сан-Мартин. Я ещё когда осматривал достопримечательности, приметил, что по округе бродит народ с характерными пакетами из фаст-фуда, и, значит, лучшего места, где можно поесть в Ла Плате недорого, не найти. «Макдональдс» был, конечно, проигнорирован, но на рекламу «Сабвэя» я купился, и за 130 песо получил сытный набор из громадного сэндвича, порции картошки и стакана газировки. Уминая съестное в приятнейшей прохладе, я решил, что потратил деньги не зря.

 

Так как экскурсия по Ла Плате, фактически завершилась, пришла пора идти на футбол. Определить, куда именно нужно направиться, можно было и без карты: группки людей в синих и белых футболках подсказывали направление лучше компаса. Следуя за ними, я вскоре обнаружил, что отдельные ручейки сливаются в огромный поток на пересечении Avenida 1 и Avenida 60. Чем ближе к стадиону мы подходили, тем плотнее становилось столпотворение. Видимо, зайдя на автовокзал Ла Платы, я ошибся, полагая, будто все жители собрались уезжать – кое-кто, очевидно, остался, пожертвовав эмиграцией ради любимой команды.

 

Атмосфера была праздничной, каких-то эксцессов не наблюдалось. Народ шёл целыми семьями, многие останавливались возле лотков со снедью и напитками, большой популярностью пользовались барбекю. А вот сувениры – футболки и шарфы «Гимнасии» - почти никто не покупал.

 

 

Как в анекдоте, когда мужик, пролетая мимо восьмого этажа, утверждал, что, мол, пока всё идёт хорошо, я тоже думал, что всё пока идёт хорошо. Меня только слегка беспокоило полное отсутствие касс. Их не было ни около стадиона, ни на его территории – все пришедшие на матч предъявляли при входе пластиковые членские билеты. Чем дальше я углублялся в толпу, тем непонятнее становилось положение. Все попытки выяснить, что к чему, наталкивались на полное незнание окружающими английского, хотя, по правде говоря, и «болето» вместо «тикета» ими тоже не воспринималось. Единственный контакт, мне удалось установить с полицейским закончился предложением пройти ко входу для журналистов. Меня вообще у стадиона почему-то постоянно принимали за газетчика и фанаты несколько раз просили их сфотографировать, не иначе рассчитывая вскоре увидеть свою физиономию на развороте с отчётом об игре.

 

Тем временем, диктор по стадиону закончил объявлять составы команд, и трибуны взревели в ожидании стартового свистка. Ситуация превратилась в совершенно абсурдную: за забором начинался вожделенный матч чемпионата Аргентины, а посетить его него я не мог. И ладно бы, для входа на стадион нужен был паспорт, как в Италии, но здесь не было вообще никакой видимой возможности проникнуть за ворота…

 

Вконец отчаявшись, я метался туда и сюда, пока не наскочил на группу местных, околачивавшихся у ворот. Как выяснилось позже, мужики ждали своего опаздывающего товарища, и, к счастью, один из членов компании немного владел английским. Он-то и сообщил, мол, чтобы посмотреть аргентинский футбол, нужна именная членская карточка, а билеты в розницу не продаются вовсе. К счастью, пока болельщики дожидались товарища, я успел сесть им на уши, и моя тирада о том, как иностранный любитель спорта прибыл за тридевять земель и нынче тоскует без любимого развлечения, возымела действие. Оказалось, мои собеседники знакомы с неким чином из администрации клуба, и, по их словам, если удастся его уговорить, меня пропустят. С тем аргентинцы отчалили, я же остался пританцовывать в нетерпении возле входа.

 

Ей-ей, невозможно было выразить мою радость словами, когда один из моих знакомцев спустя пять минут появился из-под трибун в сопровождении импозантного седовласого дядьки и принялся призывно махать руками. Дальше всё пошло как по маслу: вызванный администратор окликнул охранников и, сообщив, что игру решил посетить «нобле этранжеро», велел меня пропустить. Как ни странно, я даже избежал обычного обыска, который стража вела всю дорогу. Я, помнится, ещё раньше подумал, что раз ни автоматических турникетов, как на «Ноу Камп», ни жёсткого контроля, как на «Эштадиу  да Луш», нет, и перегораживающая проход цепь людей не столько смотрит на карточки болельщиков, сколько проверяет сумки и рюкзаки, то не попытаться ли пройти в толпе, махнув какой-нибудь из банковских карточек. В итоге, мне выпал шанс получше, и я даже сохранил бутылку с водой, чему был очень рад, потому как пить на южноамериканской жаре хотелось постоянно.

 

Попав, наконец, на стадион, я заодно попал в заботливые руки новых знакомых, которые взялись мне объяснять, за какую выдающуюся и заслуженную команду они болеют. Со вторым я вполне мог согласиться: «Химнасия», точнее, «Химнасия и Эсгрима», как официально называется клуб из Ла Платы, как раз отмечал 130-летие со дня создания. Другое дело, что первое утверждение было по меньшей мере спорным, потому что «CGE» за всю свою историю ни разу не смог выиграть чемпионат Аргентины, в отличие от земляков-конкурентов из «Эстудиантеса», которым высшая ступень пьедестала покорялась аж пять раз, не считая четырёх побед в Кубке Либертадорес. Словом, их похвальбу я воспринимал без энтузиазма, однако держал свои мысли при себе, памятуя, что без этих добросердечных людей не видать мне игры, как своих ушей. Наконец, ближе к середине первого тайма, я смог отделиться, отыскал пустое кресло на верхотуре и стал смотреть матч.

 

 

Что я могу сказать про поход на аргентинский футбол? Пожалуй, ничего особенного. Сначала мне было интересно ощущать атмосферу игры и подмечать разные местные особенности, но потом новизна ушла и настали, так сказать, серые будни. Например, я думал, будто болельщики Южной Америки постоянно кричат и поддерживают команду песнями, однако в Ла Плате всю движуху создавали человек сто, не больше. Время от времени порыв заводил поддерживала вся фанатская трибуна, да и только. Плакатов и растяжек с художественными изображениями не было вовсе, лишь вдоль поля висели какие-то транспаранты, больших флагов я вообще не заметил ни одного. Большинство посетителей стадиона сидело, словно на завалинке – «кузьмичи» беседовали, лузгали сёмки и, что ужасно, беспрерывно курили. Учитывая, что свободных мест на спортивной арене было раз-два, и обчёлся, спастись от табачного дыма я не мог и пропитался им, кажется, насквозь. Окончательно добила меня сидевшая парой рядов ниже баскетбольная команда города: здоровяки, возглавляемые двухметровым негром, за время игры переработали такое количество семечек, что шелуха буквально скрывала их кроссовки…

 

Помимо прочего, меня удивила пассивность приезжих фанатов: «грядка» из дюжины поклонников «Сармьенто» молчала всю дорогу, и даже флаги родного клуба её члены не удосужились выяснить. Сколько я ни ходил на футбол в разных странах, никогда гостевой сектор не был беспомощным. Да, положим, перекричать болельщиков «ПСЖ» или стотысячник «Барселоны» нереально, но проявить себя и попытаться перебить гул своими «зарядами» пробовали все последователи команд, кого я видел. Даже «Зенит», безвольно сливший важнейший матч «Бенфике», прибывшие в Лиссабон питерцы поддерживали до финального свистка.

 

Признаться, разочаровал меня и сам стадион. Вроде бы, власти Ла Платы уже построили новую, современную арену, но посещённый мной матч «Химнасия» играла в старых стенах. А надо сказать, что эстадио Хуан Кармело Серильо впервые принял болельщиков в далёком 1924 году, и до недавнего времени его трибуны были деревянными и, как-то раз, вообще обвалились прямо по ходу матча. Проведённая впоследствии реконструкция подарила стадиону два новых сегмента из железобетона, но и только. Я долго не мог преодолеть привычку искать табло, дабы посмотреть повторы опасных моментов, однако ни современного телеэкрана, ни электронных часов, ни элементарных табличек со счётом в поле зрения не имелось.

 

В общем, самое интересное наблюдение из сделанных мной, касалось стандартных положений. Стоило кому-то из игроков «Сармьенто» отправиться подавать угловой, как возле него мигом появлялись полицейские со щитами, и прикрывали бедолагу от трибун. Не иначе, в Аргентине регулярно швыряют разной дрянью в приезжих футболистов, иначе бы с чего подобная забота?!

 

Судьбу встречи решил единственный гол, забитый хозяевами незадолго до перерыва. Радости всех присутствующих не было конца, более подобного оживления на трибунах я не наблюдал. Во втором тайме гости пытались атаковать, «Химнасия», в свою очередь, искала шансы в контригре, причём обе стороны орудовали без огонька, ни шатко, ни валко. Итоговый результат, по-моему, был закономерен.

 

К сожалению, в суматохе, наступившей после финального свистка, я потерял своих знакомцев, сидевших поодаль. Может, это и лучшему, ведь в разговоре они, хорошо, что в шутку, попросили меня помочь пройти на матч будущего чемпионата мира, в обмен на уже оказанную помощь. Не представляю, смог бы я их отблагодарить, ежели предварительные заявки на игры ЧМ 2018 поступили в таких количествах, что ни в сказке сказать, ни пером описать; даже льготные билеты для жителей России, пожалуй, достать не удастся…

 

По большому счёту, следовало бы всё-таки найти благодетелей и лишний раз сказать «спасибо», но на розыски в толпе требовалось время, а как раз им-то я и не располагал: если верить расписанию, последний автобус из Ла Платы в сторону Буэнос Айреса уходил через считанные минуты. Пришлось поторопиться, и в суете я сделал неправильный ход, пустившись старой дорогой к Avenida 1. Куда правильнее было бы сделать небольшой крюк и топать наискось по проспекту Ираола. Однако я поостерёгся срезать путь через тёмный парк, и напрасно: его заполонила такая толпа, что потенциальные злоумышленники, наверняка, разбежались куда глаза глядят.

 

В результате, мне пришлось поднажать, и я успел к остановке вовремя, пусть и на последнем дыхании. Теперь предстояло, как мне думалось, пережить обратный путь с проклятыми заездами повсюду, но, к моему изумлению, автобус понёсся по магистрали напрямую в Берасатеги. Аутописта, как в Аргентине называются скоростные шоссе, позволила нам закончить дело в двадцать минут. Радость от быстрой езды немного омрачила волосня хиппаря, сидевшего впереди: развевавшиеся от ветра патлы всё время попадали мне по рукам до тех пор, пока их обладатель не пересел на другой борт, замучившись возиться с неподатливой задвижкой окна. Стоило ему свалить, как я мигом закрыл «поддувало» и остаток пути ехал в гармонии с окружающим миром.

 

Жаль, что ситуацию не удалось повторить позже, уже в электричке. На этот раз мне подали новенький, современный, чистый состав, в котором было приятно находиться. То есть приятно было находится до того момента, когда мы тронулись и система кондиционирования заработала на полную мощь. За полчаса, потребовавшиеся поезду, чтобы добраться до Буэнос-Айреса, я страшно замёрз, и под конец пути у меня натурально зуб на зуб не попадал. Не удалось мне как следует отогреться и в метро, где я поймал, кажется, предпоследний поезд – ещё немного, и экскурсия в Ла Плату обошлась бы мне дорого. И так, из-за всех перипетий, я заполучил серьёзный насморк, и хорошо ещё, что мне на следующий день не пришлось много ходить: фактически весь день занял длинный, многочасовой переезд из Буэнос-Айреса на водопады Игуасу. В общем, я смог отлежаться, и прибыл на аргентинско-бразильскую границу более-менее оклемавшимся, предвкушая встречи с настоящим чудом природы…

Посмотреть фото Ла Платы...

Скачать путеводитель по Аргентине

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru