ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Турция

Самостоятельное путешествие в Турцию позволило мне осмотреть достопримечательности Стамбула, увидеть Босфор, посетить собор святой Софии и дворец Топкапи, познакомиться с местными обычаями; хотите знать больше - читайте рассказ о самостоятельной поездке в Стамбул

 

Стамбул под крылом самолёта смотрелся просто великолепно, живой, яркий, просто светящийся в солнечных лучах...

 

Ах, если бы так же он выглядел двумя неделями раньше...

 

Но тогда ничего похожего на теперешнюю жизнь и близко не было - только слякоть, морось, туман и холодный-прехолодный ветер с Босфора...

 

Помнится, планируя вояж по маршруту  Турция-Иран-Бахрейн, я настолько увлёкся предстоящими приключениями на Среднем Востоке, что совершенно забыл поинтересоваться прогнозом погоды, а сделать это не помешало бы: в тот момент, когда в рюкзаке укладывались вещи, следовало бы среди них поместить тёплую одежду и в большом числе, тогда как её  место заняли футболки, шорты и - о, боже! - плавки; я, понимаете ли, купаться собрался в Персидском заливе. Ну вот соответственно и прибыл февральским утром в древний Константинополь так, как ехал бы на египетский курорт: лёгкая куртка да ещё лёгкий свитер, дань небольшому российскому морозцу, случившемуся перед отлётом.

 

Впрочем, поначалу ничто не предвещало беды - как и другие пассажиры лайнера "Turkish airlines" я добрёл до паспортного контроля аэропорта "Истанбул Ататюрк", купил в окошке слева от пограничных стоек двадцатидолларовую марку визового сбора и отстоял небольшую очередь к пограничникам, успев за это время переклеить упомянутую марку на другую, более подходящую ей страницу, уже заляпанную штампами; этот нехитрый манёвр освободил одну из немногих остававшихся чистыми страниц для более великих свершений. Теперь оставалось получить штамп о въезде, забрать с ленты доставки багаж и двигаться в город, на "разграбление" которого у меня имелось три дня. Все предварительные операции прошли успешно, и даже обмен валюты, осуществлявший я в аэропорту по заниженному курсу ничуть не заставил меня переживать - терялась, в конце концов, сущая мелочь; вообще, на первый взгляд, курс кажется сносным, но комиссия во всех обменниках равна четырём процентам, то есть получается, в моём случае, вместо 1,6800 - 1,6100 лиры за доллар.

 

Небольшое затруднение возникло только внутри станции метро, встроенной в аэропорт: стоит спуститься по эскалаторам, как попадаешь фактически прямо на платформу. Так вот, предстояло решить, чем удобнее во время пребывания в Стамбуле пользоваться, проездным под названием «акбиль» или каждый раз покупать отдельный билет.

 

Сайт транспорта в Стамбуле недвусмысленно намекал, что акбиль весьма полезен при постоянных поездках: прикладываешь к соответствующему месту турникета этот брелок, похожий на ключ от домофона, и вопрос с оплатой решён; надо только вовремя пополнять баланс, но это уже мелочи, и к тому же я уже сталкивался с похожей системой в Гонконге. С другой стороны, следовало вспомнить, что жить я вознамерился в самом центре города, и каких-то многочисленных перемещений по Стамбулу не планирую, так что покупка нескольких действительно необходимых билетов меня не обременит. Вдобавок, к сведению посещающих берега Босфора, далеко не везде «акбиль» демонстрирует пропускную способность: хотя, например, вояж на некоторых катерах через пролив оплатить им можно, но у некоторых компаний собственная гордость, и они принимают только свои собственные жетоны. В целом, вопрос решился в пользу одноразовых билетиков.

 

Итак, возвращаемся к транспортной проблеме: всем хорош международный аэропорт Стамбула - и выглядит он весьма привлекательно, и просторен, и хорошо организован, и располагает развитой инфраструктурой, и к нему даже подведена ветка метро, что нечасто встречается на Ближнем Востоке и в Передней Азии. Правда, восточный менталитет всё-таки сказался и тут - метро уходит из подземного терминала под аэропортом, только никуда толком не приходит. Никогда не мог понять людей, так организующих транспорт, что непонятно, каким местом они думали прежде чем взяться за дело. Вот, скажем, стамбульским властям не приходило в голову, что имидж их города только улучшится, если метро будет доставлять туристов прямо в центр города, а не на его, центра, окраину? Нет, ну в самом деле, масса отелей находится в районе Султанахмет, а важнейшие достопримечательности совсем рядом, так может протянуть красную ветку двумя станциями дальше? Уж если в Риме сообразили, как устроить метро, так и тут можно постараться... Ан нет, линия аэропортовской электрички заканчивается в нескольких километрах к западу от наиболее востребованного туристами района. Заметим вскользь, что ни эскалатора, ни лифта на этом пути не предусмотрено; извольте, дорогие гости города, тащить чемоданы наверх по ступенькам сами. Справились? Что же, теперь мы всего в нескольких остановках от нужного места; подождём скоростного трамвая.

 

Остановки этого чуда местной техники расположены в центре довольно часто, и совсем нетрудно их выделить по характерному павильону, включающему кассу продажи жетонов и пропускные турникеты.

 

Интересно, что, по идее, на станцию трамвая можно попасть и по рельсам - они-то ничем не отгорожены от окружающего мира, разве что чисто символическими барьерами вдоль путей. Тем не менее, никто и не пытается так поступать, и все исправно покупают жетончики и проходят через турникеты.

 

Последовав общему примеру, я оказался на станции, где моё ожидание надолго не затянулось, в отличие от поисков гостиницы. Спору нет, при наличии карты можно найти всё, что угодно, однако по прибытии на место я потерял добрую четверть часа, пытаясь отыскать нужное здание. Начать надо с того, что моя избранница располагалась между остановками Gulhane и Sirkeci, отчего я решил выходить на второй из них, чтобы иметь возможность сразу осмотреть местность из окна. Однако моя предусмотрительность оказалась излишней: не только по ходу движения не обнаружилось ничего подходящего, но и непосредственно на месте ситуация не прояснилась. Судя по карте, отель должен был быть у меня под носом. Однако его не было...

 

Осмотрев все окрестные здания, я погрешил на карту, решив, что, возможно, значок гостиницы смещён на соседнюю улицу. За следующие пять минут мне удалось обойти квартал и найти сразу две гостиницы, с виду ничего, но на мою не похожие. Вопрос, заданный портье одной из них, ситуацию прояснил не слишком: на указанной улице Hudavendigar я ведь уже был. Что ж, только взявшись за дело всерьёз и тщательно проверив все вывески зданий, "Ilkay" удалось обнаружить.

 

Оказывается, он целиком погружён в глубину квартала, занимая его внутреннее пространство, а от фасада на всеобщее обозрение выставлены только дверь и пара окон.

 

Выбор гостиницы я, как обычно, сделал по совокупности отзывов, цены и расположения. Дело, в сущности нехитрое, нужно только быть внимательным. Скажем, идём мы на какой-нибудь сайт с отзывами, ну, например, на  "Tripadvisor". Короткое знакомство с первой-второй десяткой рейтинга по конкретному городу даёт нам возможность прикинуть уровень цен. Теперь, ориентируясь на свои возможности, можно проработать вопрос более тщательно, выбросив те гостиницы, где большую часть отзывов составляют сообщения от "одиночек", ничем более себя не проявившим: разумно будет предположить, что это сам отель пишет про себя хвалебные письма. Итак, в нашем распоряжении остаётся полдюжины вариантов, из которых и предстоит сделать окончательный выбор, порыскав по сайтам бронирования или же воспользовавшись универсальным поисковиком  - он "прочёсывает" сразу десятки систем, выдавая своего рода сводную таблицу. Зевать тут не следует: на разных сайтах цены могут отличаться в разы! Вот и в моём случае пока одни продавали "Ilkay" по 54 и даже 62 евро, не удалось найти предложение в 32 доллара за ночь, что было очень хорошим вариантом. Альтернатива располагалась совсем не в центре, да и была подороже, так что выбор был сделан незамедлительно: 64 условных единицы уплыли с моего счёта, тогда как я получил крышу над головой на всё время пребывания в Стамбуле. Кстати, цена "на стойке" для пришельца с улицы будет равна 70 долларов на одноместный номер, так что нетрудно понять, насколько было выгоднее найденное мной предложение...

 

Хотя номер мне достался не ахти какой, я всё-таки было доволен: все удобства, довольно чисто, вроде как должен быть прекрасный завтрак, а что окно выходит прямо на стену соседнего здания, так и не беда: видами Стамбула я ещё успею насладиться. Ещё немного смущало меня своеобразное разделение комнаты на две части, где правая сторона смотрелась идеально, тогда как левая отличалась от соседки обшарпанной штукатуркой - не то, чтобы сильно требовался ремонт, но ощущение некоторого дискомфорта оставалось.

 

Тем не менее я выбрался на улицу в самом радужном настроении, искренне надеясь, что сейчас древний город раскроет мне свои объятия...

 

Ну да, как же!

 

Начать надо с того, что свет на улицы был обманчивым: солнца не было и в помине, зато дул совершенно пронизывающий ветер, и "благодаря" ему официальные +3 градуса смотрелись как -3 градуса. Едва-едва добравшись до Софийского собора, то есть не пройдя и нескольких кварталов, я уже понял свою ошибку - следовало взять в дорогу шерстяную шапочку, а под свитер и куртку одеть ещё что-нибудь. Пришлось быстренько вернуться в отель и утеплиться...

 

В новом обличии Стамбул показался мне чуточку менее враждебен, и всё-таки любого, кто соберётся ехать на берега Босфора в конце зимы или ранней весной, я буду всячески уговаривать потерпеть хотя бы до середины марта или лучше начала апреля. Ну а мне как жертве плохой погоды, оставалось только начать с городом игру в кошки-мышки: он попытается меня облить водой и заморозить, тогда как я постараюсь извлечь максимум пользы даже из такой паршивой ситуации...

 

Хорошую возможность, что называется, и рыбку съесть, и на ёлку влезть, предоставляют катера, переправляющие народ между азиатской и европейской частями Стамбула. Я вообще очень люблю водные прогулки, а тут грех было не воспользоваться моментом, ведь после того как путник оказывается на причалах Kadikoy, перед ним открывается море возможностей куда-нибудь уплыть. Вообще, поездка на катере по Босфору однозначно полезна для понимания Стамбула, даже если она не устроена специально ради экскурсии. На борту одного из многочисленных теплоходиков путешественник непременно окунётся в местную жизнь, поскольку Стамбул невозможен без этих переправ, без людской круговерти, уносящей пассажиров то на один, то на другой берег пролива. Между городскими районами испокон веков существовал интенсивный каботаж, для которого чаще всего использовались небольшие лодки, называемые пермес и перамидиа - такими управляет один лодочник. Были в прежние времена суда и более внушительных размеров, такие как каик; они служили транспортом для людей более скромного положения, а количество гребцов зависело от возможностей владельца судна.

 

Думаю, подобным образом переправлялись с одного берега на другой  ещё в незапамятные времена, когда выходцы из Мегар основали колонию Византий; случилось это примерно в 660 году до нашей эры. Другое дело, что в тот момент, когда им пришло в голову обосноваться на берегах Босфора, погода была гораздо лучше, а, главное, в воде, небось, не плавали полчища медуз: кроме шуток, не успел я приобрести в кассе пристани жетончик на проезд, купить у ближайшего торговца вкусный крендель и, чувствуя себя настоящим стамбульцем, вместе со всей толпой двинуться в чрево парома, как обнаружил, что вода пролива кишмя кишит студенистыми телами. Уж не знаю, что привело в эти края такое количество медуз, но будь их хоть немного побольше, мы, поди, никуда бы и не отплыли, завязнув в этой трясине...

 

Вообще, была бы погода хорошей, с открытых палуб нашей посудины расстилался бы чудесный вид на окрестности, но так как погода хорошей не была, я предпочёл устроиться в однои из внутренних салонов, хотя и возле окна. Таким макаром я смог не только осмотреть береговую черту, но и в нужный момент, когда мы поравнялись со комплексом дворца Топкапи, выскочить на ветер и сделать необходимые снимки. Возможно, следовало бы потом согреться горячим кофе, который состоятельные пассажиры заказывали у официантов, но турецкий вариант этого напитка лично я употреблять не готов - для меня он чересчур крепок. Соответственно, я ограничился духовным пиршеством, а именно взялся созерцать Стамбул, который, как это было заметно, делится на три крупных сектора, разделённых водным пространством и расползшихся по предместьям: к югу от Золотого Рога находится собственно Стамбул, старинная часть города, построенная греками и византийцами, которая является важнейшей частью городского ансамбля; на северном берегу расположен квартал Галата, за которым находится предместье Пера-Бейоглу; наконец, на азиатском берегу Босфора и на побережье Мраморного моря расположены  предместья Кадикей (экс-Халцедония) и Ускюдар (оно же Скутари или Хризополис). Именно к последнему мы и подтягивались...

 

Прибытие парома из Азии в Европу не было отмечено никакими торжествами, а ведь мы, если вдуматься, только что пересекли границу двух континентов. При этом совершенно правы оказались те, кто утверждал, будто в Стамбуле Европа и Азия поменялись местами: в то время как азиатская часть выглядела вполне по-европейски, западные кварталы смотрелись далеко на так импозантно. Но осознание этой разницы было ещё впереди, а пока я выбрался на асфальт набережной и был весьма доволен, что о дожде пока нет и речи. Над городом, правда, скопились тучи, да такие, что в них едва не упирались верхушки минаретов, однако перспективы выглядели не так мрачно - вроде как мне удалось от непогоды удрать...

 

Сама по себе набережная не заслуживала бы описания, если бы с неё не открывались чудесные виды на город, а особенно великолепно смотрелась на общем фоне Kiz Kulesi, Девичья башня. Правда, стоило перевести взгляд на ближайшие окрестности, и становилось как-то неуютно: ничего приятного поблизости не было, тогда как самой заметной частью пейзажа была туша выброшенного на берег корабля. Ржавый, обшарпанный остов смотрелся на этом месте совершенно неуместно, так что во время похода на север приходилось старательно отводить от него глаза, чтобы не преисполниться вселенской печалью на тему бренности бытия. К счастью, скоро пошли чередой местные достопримечательности первой величины. Сначала на моём пути попалась Semsi Pasa Camii, скромных размеров мечеть с одним-единственным минаретом, которая, тем не менее, смотрится интереснее многих экземпляров покрупнее. Во-первых, она стоит на холме неподалёку от берега, откуда видна во всей красе. Во-вторых, её построил знаменитый архитектор Синан для тогдашнего великого визиря Ахмет-паши, то есть старания были проявлены незаурядные.

 

Неподалёку располагалось ещё одно творение Синана, мечеть Iskele Это здание на берегу Босфора было возведено для любимой дочери Сулеймана Великолепного в 1547-1548 годах на сравнительно небольшом и возвышенном участке местности, отчего мечеть смотрится довольно компактно.

 

А по соседству находится другая мечеть, также вознесённая над округой, Yeni Valide; как можно понять из названия, она была построена в честь матери султана - благодарным сыном оказался Ахмет III, царствовавший в начале XVIII века. Считается, что стиль здания отображает изменения в турецкой архитектуре того времени: классические черты мечети сочетаются с барочными мотивами - такое взаимодействие станет впоследствии характерно для множества других построек.

 

Насмотревшись как видов Стамбула, так и местной архитектуры, я бы с удовольствием продолжил прогулку, однако постепенно приближался вечер, в то время как ветер всё крепчал и крепчал. Если бы не погода, возможно, наилучшим вариантом была бы переправа к причалам Каракоя или даже Бейоглу, однако я не чувствовал в себе готовности провести ещё два-три часа в прогулках по неприветливому городу и предпочёл вернуться к Эминону, откуда до тёплого, уютного номера отеля было в буквальном смысле рукой подать.

 

За время моего отсутствия занимаемая мной комната основательно прогрелась; отопление в отеле централизованное, но, вероятно, под вечер в отопительном центре поддали жару, и даже после горячего душа дискомфорта от воздуха не ощущалось. Я даже так "прогрелся", что отважился совершить ещё одну короткую вылазку, в Интернет, чей бесплатный терминал находился в лобби сразу за стойкой портье. Компьютер там стоит, конечно, не ахти какой, но свою функцию исправно выполняет, а большего постояльцам-то и не надо. В общем, есть за что выставить хорошую оценку отелю.

 

Моё мнение о правильности сделанного выбора гостиницы укрепилось следующим утром, когда я спустился в ресторан: хотя в зале было несколько тесновато, количество и качество еды не оставляло желать лучшего; особенно мне понравилось изобилие восточных сладостей и наличие фруктов.

 

После обильной трапезы настроение у меня было хоть куда, так что на улицу я вышел бодрым и полным энергии, и даже то факт, что мелкая морось продолжала править бал, да и ветер ничуть не унялся, ну казался чем-то ужасающим. Нацепив на себя всё, чем можно было воспользоваться в такой ситуации, я всё же решил не позволить погоде окончательно изгадить отпуск...

 

Правда, по мере моего приближения к воротам дворца Топкапи лёгкая водяная феерия стала постепенно превращаться в откровенный дождь, но и это меня ничуть не смутило, поскольку ожидаемая встреча со всемирно известным шедевром османской архитектуры перевешивала все неудобства.

 

С мыслями о встрече с высоким искусством я подошёл к павильонам касс, где, отстояв некоторую очередь, расстался с двадцатью лирами; билет давал право осмотра всей территории дворцового комплекса за исключением гарема. "Что ж, - подумал я, - спасибо и на этом", и поспешил к башням ворот...

 

Как известно, знаменитый дворец Топкапи, гордость турецких султанов, начал возводиться почти сразу же после захвата Константинополя - строительство началось в 1459 году и спустя 6 лет комплекс был в основном готов. Представляя собой цепь зданий и дворов, он в течение четырёхсот лет служил резиденцией правителей Османской империи, причём некоторое время тут же располагалось и правительство, впоследствии переехавшее. Найти помещения бывшего Дивана несложно, если проигнорировать центральную дорожку и забрать от входа чуть левее её. Попав внутрь здания, обратите внимание на решётчатое окно: за ним порой мог находиться султан, тайно выслушивавший мнение своих визирей. Видать, через какое-то время подобные штучки тем надоели, поскольку с 1654 года совет они стали держать также в резиденции великого визиря, Высокой Порте - откуда, кстати, пошло и название всего государства, Османской Порты.

 

Теперь пора двинуться в третий двор, пройдя через ворота Блаженства. Название, очевидно, взято не с потолка: тут вам и гарем, и знаменитая сокровищница. В своё время султаны старались приглашать во дворец иностранных послов аккурат в те дни, когда янычарам выплачивали жалованье, и предназначенные для него деньги лежали в мешках возле хранилища. Тут-то и можно было элегантно заметить, что, дескать, денег в казне столько, что они не помещаются в здании...

 

Изо всех многочисленных зданий и помещений сокровищница мне понравилась больше всего. С моей точки зрения, именно в ней хоть как-то ощущается былое величие Османской империи, покорившей огромные пространства и награбившей несметные богатства. Золото, серебро, слоновая кость, и бесчисленные драгоценности занимают несколько просторных залов. Мне особенно запомнились бриллиант в 86 карат в окружении сорока девяти камней поменьше и роскошный золотой трон. Ещё можно припомнить удивительную шкатулку из цельного изумруда и бесчисленную коллекцию султанских орденов, среди которых есть и наш, российский; воевали-воевали, а орден врагу отдали - за красивые глаза, что ли?

 

Наконец, пришла пора перейти в святая святых османской империи, четвёртый двор, где находятся собственно личные помещения султанов. Все эти здания хранят печать истории, так как за время своего существования видели всякие, порой очень трагические сцены. Вот, к примеру, Мехмет III, заступивший на пост в 1595 году, убил 19 своих братьев чтобы избавиться от претендентов на престол - такой обычай был в то время. Мурату III до рекорда было далеко, но и он отправил на плаху пятерых братьев. А за столетие до него Баязид Молниеносный без колебания казнил своих братьев после того как его отец пал на Косовом поле. Интересно, как в полевых условиях, да ещё во время битвы проходил обряд вступления султана на престол, ведь это же длинная и торжественная церемония, называвшаяся "джулус". Сначала новому правителю присягали высшие лица государства, главные улемы и военачальники в рамках ритуала бейат. После этого янычарам предоставлялся дар счастливого восшествия, известный всем туристам "бакшиш". Далее начинались похоронные церемонии и параллельно по империи рассылались доверенные лица с приказом провозгласить имя нового султана в мечетях. И так далее…

 

Ну а мы вернёмся с Балкан во дворец Топкапи и вспомним, что даже в казалось бы цивилизованном XIX веке традиция расправ фактически не прерывалась: Мустафа IV, видя как на помощь свергнутому им Селиму III подходят лояльные войска, приказал немедленно удушить пленника, а заодно разделаться со своим младшим братом Махмудом. Этот поступок нам кажется диким, но с точки зрения султана всё было разумно, так как после смерти двух оставшихся претендентов на престол никто не мог бы возглавить империю кроме как он сам - посягать на символ государства солдаты не рискнули бы. Однако всё пошло не так, как планировалось, потому что слуги Махмуда сумели спрятать принца и потихоньку вывести его из дворца. После этого войскам уже ничто не мешало воздать убийце по заслугам, хотя возглавлявший их Мустафа-паша Байрактар и не позволил свершиться заслуженной казни.

 

Этот субъект, кстати, был довольно примечательной личностью: немного найдётся в истории людей, которым удалось бы повернуть движение государства в другую сторону. Байрактару это удалось. Почти. Дело в том, что видя как под ударами России и других европейских держав разваливается османское государство, он поднял верные ему войска провинции Рущук и двинулся на Стамбул, надеясь положить конец коррупции и бессилию режима. Только вот коррупция и режим оказались сильнее и рущукского паши, и возведённого им на престол султана - первого сожгли янычары во время очередного мятежа, второй как ни старался, так и не смог изменить страну к лучшему.

 

Ничуть не изменилось к лучшему за время моей прогулки по дворцу и состояние неба. Без сомнения, властители Османской империи выбрали место для дворца в том числе и ради прекрасных видов с террас, однако наверняка в день выбора была хорошая погода, потому что при плохой виды с террас совершенно никакие, да и сами террас представляют собой сплошные лужи. При солнечном свете вся окружающая местность смотрелась бы прекрасно, но так как шёл дождь, переходящий в мокрый снег, даже фотографии Босфора не радовали глаз...

 

Избавиться от гнетущих впечатлений, вызванного погодой и общей бедностью дворца, я решил в помещениях бывшего султанского гарема - вот уж где посетителя ждёт роскошь и богатство, думалось мне: само собой, когда за вход куда-то требуется заплатить 10 лир, поневоле представляешь, что внутри скрыто нечто такое, ради чего стоит раскошелиться, ведь даже за посещение сокровищницы платить не требуется, так что отдельная плата подразумевает некие интереснейшие места.

 

Реально куда прозаичнее: лично я остался разочарован потраченным временем, поскольку ничего заслуживающего лестных слов не увидел. Если так скромно (если не сказать бедно) жили наложницы и жёны на самом деле, остаётся только пожалеть бедняжек...

 

Разделавшись со дворцом, можно было бы посетить собор святой Софии, но сделать это было никак невозможно: уж не знаю, кто надоумил туристические власти Стамбула устроить выходные дни достопримечательностей именно таким образом, но из-за их проделок дворец закрыт по вторникам, а храм по понедельникам. Пришлось отложить визит в жемчужину Византии на завтра, а самому направиться в район Большого базара.

 

Этот кусочек Стамбула, на мой взгляд, существенно отличается от остальных районов как своим нравом, так и обликом. Начать с того, что застройка тут очень, очень плотная. В частности, сохранились сведения о регламентах, введённых властями, желавшими хоть как-то упорядочить размещение домов. Согласно правилам, высота торговых лавок должна составлять около 3-х метров, при этом не должно было быть больше 2-х этажей (во избежание пожаров) и по той же причине указывалось ещё с 1572 года что "каждый житель должен держать наготове лестницу, равную дому по высоте и бочку с водой и, в случае пожара, каждый должен пытаться потушить огонь, а не бежать с криками..." Между прочим, между 1613 и 1780 годами состоялось 23 крупных пожара - видать, вместо того чтобы тушить огонь, народ как раз "бегал с криками"...

 

А возник этот район после того как турки захватили Константинополь и на месте церкви Святых Апостолов султан построил в период с 1463 по 1471 год монументальный "комплекс Фатиха", включающий 8 медресе, народную кухню "имарет", больницу, убежище для нищих, школу, библиотеку и т.п. По соседству, вокруг крытого здания, называемого бедестеном, и караван-сарая, или хана, организовался рынок, который впоследствии стал Большим базаром.

 

Одним из памятных мест этого участка Стамбула является Nuruosmaniye Camii. Эта мечеть возле входа в квартал Большого базара появилась в середине XVIII века, во время правления султана Махмуда I, хотя достраивать её пришлось другому султану, Осману III. От других зданий подобного рода это отличает определённые черты стиля барокко, широко распространённого в то время. Настолько распространённого, что даже такая консервативная постройка как мечеть не избегла барочных черт.

 

Миновав это здание, я прошёл чуть вперёд и вступил под своды Большого базара. Этот без преувеличения громадный квартал представляет собой сплетение множества улочек, бесчисленное количество магазинчиков и тысячи людей. Торговля ведётся каждый день кроме воскресенья, и во время работы базара часто бывает ни пройти, ни проехать, а уж уйти без покупки вообще сложно - стоит чуть проявить интерес к какому-нибудь товару, как колоритные продавцы тут же начнут активно торговаться. Отдельно следует упомянуть и про базар специй, где, по-моему, нужно не столько покупать, сколько изумляться огромному количеству всевозможных продуктов, продаваемых оптом и в розницу.

 

Интересно, что значительный сегмент местного рынка ориентирован на покупателей из бывшего Советского Союза: в торговых рядах и магазинах много русских надписей типа "постели", "занавески", "форнитура"(именно так!) и т.п. Мне, правда, пришлось обходиться английским, когда я нашёл прилавок, торгующий свитерами, и не просто свитерами, а теми, у которых был высокий ворот - как раз то, чего мне не хватало всё предыдущее время, проведённое в Стамбуле. Как обычно, продавцы заломили совершенно несусветную сумму в 40 лир за изделие, и как обычно после торговли вопрос ужался до 25 лир за пару штук. Себе я выбрал симпатичный джемпер вишнёвого цвета, а второй экземпляр, предназначенный в подарок брату, был нейтрально-бежевым. Одёжка, правда, после примерки оказалась малость тесновата, но в турецких условиях это было даже кстати: чем теснее свитер прилегал бы к телу, тем лучше было бы для меня.

 

Испытать покупку я решился в тот же вечер, когда, несмотря на моросивший дождь, отважился пройтись по набережной Кеннеди в надежде сделать красивые кадры ночного Стамбула. То, что в  крупнейшем городе Турции живёт 12 миллионов человек, порой ощущаешь физически, особенно когда идёшь по Большому базару или по проспекту Истикляль. Однако есть в городе такие места, где народу не так много; одним из таких уголков является набережная Босфора сразу под стенами дворца Топкапи. В то время как дворец и соседствующий с ним собор святой Софии штурмуют полчища туристов, к воде мало кто спускается, особенно вечером, отчего панорамой Босфора можно любоваться в относительном покое: мимо проносятся машины и проплывают кораблики, но всё это мелочи по сравнению с открывающимися великолепными видами великой водной артерии. Ах, если бы мне ещё повезло с погодой! А так уже по ходу первого километра пути мне пришлось раскаяться в задуманном, поскольку толком снять что-либо было невозможно - заливало объектив. При этом ветер так искусно менял направление, что как-то приспособиться или притерпеться к нему не представлялось возможным. Я изначально планировал дойти по набережной до района Султанахмет, однако уже после половины намеченного маршрута у меня натурально зуб на зуб не попадал, так что пришлось быстренько спрятать амбиции подальше, свернуться и удрать в первый же попавшийся по дороге отнорок, выведший меня почти к самой Софии. Тут также орудовал дождь, но ветер не так свирепствовал, как на берегу, а потому несколько кадров собора в подсветке я сделать сумел. Освещение очень красило древнее здание, так что с благоговением предвкушал, как завтра вступлю под священные своды...

 

И, на свою  беду, вскоре я под них вступил...

 

А дело было так: ожидая в длинной очереди на вход перед знаменитым храмом святой Софии я предполагал увидеть внутри здания нечто такое, от чего дух захватывает. Цена на выход и вправду захватывала дух, как-никак, 20 лир, то есть 10 евро, а вот внутри, увы, ничего захватывающего не оказалось. Возможно, виной такому положению вещей строительные леса, оккупировавшие значительную часть внутреннего объёма, однако, на мой взгляд, даже без них здание показался бы сиротливым и неприкаянным. Наверное, храм смотрелся бы куда выигрышнее с иконами, скульптурами и прочими предметами культа, но ничего этого не было и в помине; имелись только щиты с арабской вязью, довольно здорово портящие антураж. Щиты эти повесили победители-турки после того как захватили Константинополь, они же изувечили мозаики, насчитывающие сотни лет истории: от ликов святых по большей части осталось одно воспоминание. В общем, из здания я вышел совершенно разочарованным и решил, дабы не усугублять ситуацию, не ходить в близлежащую Yerebatan Sarayi, что византийцам была известна как Цистерна Базилика.

 

Другой местной достопримечательностью является поставленная в 330 году нашей эры колонна Константина, которая была призвана увековечить превращение Константинополя в столицу Римской империи. 35-метровая постройка из египетского мрамора пережила вместе с Восточной Римской империей и годы процветания, и годы неудач. Другие обелиски, дошедшие до нашего времени, напоминают о существовании столичного ипподрома, где соревнования проходили более 100 лет. Прохаживаясь под кронами деревьев, выросших на месте трибун, представьте, как вся округа смотрелась во время расцвета Византии.

 

Наконец, прогулка по бульвару привела меня к Sultanahmet Mosque, голубой мечети. Этот храм, расположенный в самом сердце Стамбула, получил своё название благодаря внутренней отделке из голубой керамики, однако снаружи здание смотрится серым. Помимо интерьеров следует обратить внимание на 6 минаретов, из-за чего в своё время разразился большой скандал: только священная мечеть Мекки имела право на 6 башен, а рядовые мечети ограничивались в лучшем случае четырьмя. В качестве компромисса было решено пристроить в Мекке седьмой минарет...

 

Следующий объект, который привлёк моё внимание, находился существенно севернее, на берегу бухты Золотой Рог. Речь идёт о Yeni Camii, постройке в 36 метров высотой, которая была заложена в 1597 году по приказу матери сутана Мехмета III; перед началом работ пришлось переселить целый квартал (правда, беднякам выдавали деньги на переезд). Строительство шло ни шатко ни валко из-за проблем с грунтовыми водами: Золотой Рог буквально рядом. В конце концов мечеть была закончена только при султане Мехмете IV.

 

Находясь на берегу, уместно вспомнить о том, что существуют сведения, согласно которым на берегах бухты Золотой Рог люди живут как минимум с 7 века до нашей эры. Странно в этой хронологии только одно - разве до этого времени никто тут не селился?! Место ведь самое что ни на есть прекрасное: и от ветров с непогодой прикрыто, и пейзаж прекрасный, даже сейчас, с учётом понастроенной повсюду стамбульской разнобойщины. Лучше всего бухта смотрится с Галатского моста, к которому я как раз и пришлёпал. Как ни странно, а первый мост через Золотой Рог был устроен только в 1836 году - интересно, почему до этого никто не собрался соорудить постоянную переправу?

 

Так или иначе, а Галатский мост является нынче одним из самых живописных местечек Стамбула в том числе потому, что именно тут можно запечатлеть различные бытовые сценки, включая ловлю рыбы суровыми, усатыми мужиками, оккупировавшими обе стороны моста так плотно, что с трудом можно найти местечко возле перил.

 

Добравшись до северного берега бухты, путешественник получает выбор из двух перспектив: сразу лезть на холм, увенчанный башней, или же пройти вдоль берега Босфора, а на высоты забраться как-нибудь потом. Я знал, что, по идее, подъём можно одолеть с помощью местного фуникулёра, однако предпочёл двинуться вдоль набережной, надеясь воспользоваться внезапно свалившейся на город хорошей погодой и отснять панорамные кадры. Сперва, правда, казалось, что из этой затеи ничего путного не выйдет, поскольку подход к воде закрывали различные здания, в том числе комплекс местного университета, но потом я всё же выбрался к урезу воды, откуда открывались прекрасные виды на Стамбул, вдоль и поперёк пролива сновали пароходики, кружились чайки, и вся атмосфера была чарующей, даже несмотря на пронизывающий ветер.

 

К счастью, так как я двигался на северо-восток, задувало мне в спину, так что погоду можно было терпеть, хотя, не скрою, помещение фуникулёра, вывозящего пассажиров к площади Таксим, почти спровоцировало меня уехать с открытых пространств и укрыться под защитой городской застройки. Тем не менее, я терпел ветродуй до тех пор, пока не очутился возле громады отеля Ritz-Karlton, рядом с которым, словно съёжившись от подобного соседства, находится Dolmabahce Sarayi. Он, в отличие от многих других заслуживающих внимание зданий Стамбула дворец Долмабахче расположен отнюдь не в историческом центре и вот почему: султан Абдул-Маджид I решил перебраться куда-нибудь подальше от гнетущей атмосферы средневекового комплекса Топкапи, исторической резиденции правителей Османской империи. Новый дворец обошёлся казне в кругленькую сумму, а жили в нём султаны всего 60 лет. Затем, после установления республики, в здание въехал Ататюрк, а ныне это официальная резиденция премьер-министра Турции. Внутренние посещения дворца можно осмотреть, уплатив 15 турецких лир за вход и ещё отдельно 10 проход в помещения бывшего гарема.

 

Рядом с дворцом расположен стадион Inonu, но туристов скорее привлечёт не он, а мечеть Долмaбахче, выглядящая на все пятьсот лет. На самом-то деле она хоть и смотрится старинной, построена сравнительно недавно, в середине XIX века. Древний вид ей придаёт внешнее оформление, стилизованное под византийские традиции, в то время как минареты старательно притворяются коринфскими колоннами.

 

С этого места следовало взять в карьер, поскольку я уже находился на траверзе военного музея, до которого оставалось рукой подать, по крайней мере на карте. В реальности вояж к окружённой забором территории, вместившей воинскую славу Турции, обернулся довольно затяжным походом в гору. Одолев кручину, я уже предвкушал, как осмотрю экспозицию в течение ближайших полутора часов, а потом буду слушать военные марши янычар, исполняемые оркестром ежедневно с 15 до 16 часов - специально ведь время рассчитал.

 

Время-то я рассчитал, а на календарь поглядеть забыл и совершенно упустил из виду, что Askeri Muzee закрыт в понедельник и вторник. Удар был так силён, что пришлось купить у лоточника за одну лиру рогалик и сесть на скамейку в прилегающем парке. Там, в окружении бюстов военачальников различных эпох, я несколько приободрился под ласковым взглядом вознесённого на пьедестал Ататюрка: в конце концов, не всё было потеряно, и площадь Таксим вкупе с проспектом Истикляль ждали, когда их осмотрят.

 

Спустя минут двадцать оживлённая улица вывела меня к Taksim Meydani. Эта огромная площадь является одновременно и центром всего района Бейоглу, и крупной транспортной развязкой; сюда, кстати, приходят автобусы из аэропорта. Облик площади формируют современные здания, в том числе высотки престижных отелей "Интерконтиненталь" и "Ритц". Часть пространства оккупируют торговцы всякой всячиной, отчего окрестности приобретают колорит восточного базар. На всю эту кутерьму смотрят поджав губы герои Турции, входящие в скульптурную композицию памятника Республике. Интересно, что в их число оказались включены Климент Ворошилов и Михаил Фрунзе, увековеченные в знак благодарности за военную помощь, оказанную в 1920 году.

 

Налюбовавшись на ансамбль площади, проследуем в юго-западном направлении и сразу окажемся возле устья самого известного стамбульского проспекта Истикляль, который пронзает исторический район Бейоглу практически насквозь. На этом пути можно встретить магазины, кафе, кинотеатры, снова магазины, клубы, консульства (в том числе российское), театры, и снова магазины, магазины, магазины. При этом на проспекте наблюдается удивительное смешение: одно и то же здания могут запросто делить шавермная лавка, ювелирный магазин и кондитерская. Народу в этих краях море, так что за толкотней и гомоном нужно топать прямиком сюда.

 

Да, глазея по сторонам, не забывайте об осторожности: хоть тут и пешеходная зона, нет-нет, да и проедет автомобиль какого-нибудь особо нахального турка.

 

И не будем забывать, что мы всё-таки в стране горячих южных темпераментов, так что видимое дружелюбие и спокойствие проспекта может мигом обернуться своей противоположностью. Так, в 1955 году агент турецких спецслужб бросил гранату в тот салоникский дом, где когда-то родился Ататюрк и после того, как стамбульские СМИ разнесли это известие, банды погромщиков набросились на греков и армян - поджигали дома и лавки, грабили, убивали, насиловали; особенно досталось районам Бейоглу, Ортакей и Балыклы. По свидетельству известного турецкого писателя, любому немусульманину, рискнувшему показаться на улице, грозило линчевание. Наутро проспект Истикляль и соседние улицы были усеяны вещами, которые грабители не смогли унести с собой, но с наслаждением поломали и разорвали на куски...

 

В конце концов, после перехода по проспекту дорога выводит путешественника к Галатской башне, при виде которой мрачные мысли о прошлом улетучиваются: лично я обожаю осматривать города с какой-нибудь высокой точки, и Galata Kulesi такую возможность даёт - мало того, что она вымахала на 62 метра в высоту, её ещё и возвели на возвышенности, отчего, во-первых, башню отлично видно с разных точек побережья, и, во-вторых, с неё открывается превосходный вид на Стамбул. Таким образом, не стоит жалеть 5 евро за право подняться над городом. Важно только не забыть тёплую одежду, потому что на открытой галерее ветер с Босфора может показаться весьма недружелюбным. Впрочем, всегда есть возможность спрятаться за стёклами ресторана и любоваться городом из-за столика с едой и напитками. Если, конечно, на внешней галерее не будет народа, иначе вместо видов придётся рассматривать, чужие, пардон, задницы...

 

Наблюдая за панорамами Стамбула, можно вспомнить о том, что много веков для горожан Галатская башня представляла собой символ неверных: греки, армяне и евреи, равно как и свободные торговцы из Франции, Англии, Голландии, Венеции, Генуи составляли большинство население округи. Понятно, что эта часть города неразрывно связана с морской торговлей и всегда располагала необходимой инфраструктурой, то есть доками, мастерскими, продовольственными магазинами и, конечно, тавернами и публичными домами, куда ходили развлекаться матросы-христиане. Над Галатой, за крепостными стенами, простираются "Виноградники Перы" - эта обширная местность с обилием садов резко контрастирует с теснотой улиц и скученностью построек Галаты. С XVII столетия именно здесь возводятся резиденции послов западных держав.

 

Пожалуй, стамбульцы напрасно переживали по поводу чужаков: в то время как горожане селились поквартально, согласно вероисповеданию турецкая столица в XIX веке имелось 253 мусульманских квартала и только 24 квартала греков, армян и евреев вместе взятых.

 

С другой стороны, не иначе их брала зависть, ведь пока иноверцы вели себя вполне свободно, в мусульманской части города порой священнослужители требовали, чтобы женщины не имели права выходить из дома даже ради покупки одежды - их-де в лавках может подстерегать соблазн, так что женскую одежду пусть покупают мужья...

 

День потихоньку клонился к закату, когда я вспомнил, что так и не добрался до Султанахмета - и отправился туда.

 

Что меня сразу опечалило, так это необходимость спускаться по улицам и потом вновь карабкаться обратно на высоты; выполняя эти операции, я не забывал рассматривать дома и всё время хвалил себя за то, что не поселился в этом районе. Да, знаю: великое множество отелей и гестхаусов расположено именно тут, но мне район совершенно не пришёлся по душе.

 

Единственным место, которое запомнилось мне во всём районе, оказалась Mahmud Pasa Camii. Эта мечеть была заложена великим визирем Мехмет-пашой, бывшим византийским аристократом, принявшим ислам после захвата Константинополя турками. Возводимый под патронажем этого субъекта комплекс зданий был первым исламским сооружением в пределах крепостных стен бывшей столицы Византии. Интересно, что в 1474 году вероотступник попал в немилость и был казнён, а прах его похоронен на задворках названной его именем мечети.

 

В целом от Стамбула осталось ощущение какого-то грандиозного обмана: ожидания встречи с великим городом совсем не соответствовали результатам этой встречи. Возможно, в этом виноват я сам, возложивший на визит в Турцию чересчур большие надежды, возможно, виновата погода, так некстати объявившая войну здравому смыслу, возможно, виноват кто-то ещё...

 

Ну не глянулся мне Стамбул...

 

Пожалуй, по итогам поездки я склонен согласиться с писателем Орханом Памуком, что сокрушённо вздыхает: "Женевцы так гордятся своим историческим городом, что, даже объясняя дорогу, говорят что-нибудь вроде: "Когда вы минуете этот великолепный, изящный бронзовый фонтан...", тогда как стамбулец в схожей ситуации сказал бы: "Сверните у пересохшего источника и идите по улице мимо сгоревшего дома", - и при этом ему было бы стыдно перед иностранцем за то, что тот увидит на бедных улицах.

 

Тут надо сказать, что прощание удалось куда лучше, чем пребывание: для начала я вернулся к набережной, чтобы бросить последний взгляд на Босфор, и Стамбул отнёсся к этому желанию на удивление терпимо, даже не удосужившись полить меня дождём; так, ветерком обдал, да и только. Несколько удивившись такому сюрпризу, я закрепил положительные эмоции дегустацией торта в ближайшей кондитерской (всего 4 лиры, а удовольствия море), после чего забрал из отеля рюкзак и двинулся в аэропорт. Хотя до вылета оставалась ещё уйма времени, мне хотелось, чтобы вечер завершился на мажорных нотах, так что испытывать судьбу под непостоянным стамбульским небом я не стал. Скоростной трамвай донёс меня до конечной станции Zeitinburnu, откуда до воздушной гавани рукой подать: выйдя на улицу, ищем лифт или двигаемся пешком по лестнице на второй этаж, потом проходим по эстакаде внутрь помещения с турникетами, и мы на месте. Две минуты на всё - про всё, и вот уже электричка подоспела.

 

И всё-таки положительный финал визита на берега Босфора мне удержать не удалось, потому что зарегистрировавшись в автомате на рейс в Тегеран я по итогам рассадки обнаружил, что пристроил себя прямо рядом с орущим младенцем. Хорошо хоть была возможность улизнуть в хвост самолёта, поскольку желающих навестить Иран ночным рейсом было никак не больше полусотни. Под рёв двигателей Стамбул уплыл в темноту, и я так и остался в недоумении, где же та чудесная энергетика города, про которую столько говорят?

 

Может, всё-таки надо было ехать в апреле?..

Посмотреть фотографии Стамбула... Изучить полезную информацию...

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru