ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Тунис

 

Поездка в Тунис пока что остаётся самым спонтанным из моих путешествий - штука ли: в субботу идея посетить Северную Африку впервые пришла мне на ум, во вторник я заплатил деньги, вечером четверга получил документы, а утром пятницы уже летел над Европой.

 Всё самым натуральным образом началось совершенно случайно, когда я зашёл в одно турагентство узнать насчёт планируемой поездки по Скандинавии. Пока специалистка этого направления беседовала с каким-то бородатым мужиком, я обнаружил на близлежащей стене плакат со спецпредложениями, среди которых был выделен Тунис. Полуторанедельная поездки стоила по тем временам вполне разумных денег - 428 долларов за "три звезды", 458 - за "четыре", 478 - за "пять"; за одноместное проживание полагалось добавить сотню.

 Я призадумался...

 Думать пришлось минут десять, и чем дольше разглагольствовал в скандинавском секторе бородач, тем больше мне нравилась мысль поехать на море. Наконец, дозрев, я обратился к полной даме, ответственной за Тунис. Та немедленно стала рассказывать, как хорошо отдыхать в этой стране, и что многие отели она видела лично, будучи в ознакомительном туре, и есть у неё на примете очень хорошие и недорогие гостинички - а меня по-прежнему завораживала мысль "лучше всего, конечно, пять звёздочек". Агеншта меж тем продолжала листать буклеты, что-то говорить и вообще снабжать меня информацией о месте будущего проживания. Она почему-то вообразила, будто я собираюсь "оттянуться на полную катушку", проведя весь отпуск возле барной стойки какого-нибудь трёхзвёздника. "Вот подходящая гостиница, - ворковала она, - называется "Марабу"; впрочем, может, фигурировало другое названия. В любом случае куда интереснее были её дальнейшие слова: "Там ведь действует система "всё включено", - добавила моя собеседница и взглянула на меня так многозначительно, словно я до этого долго дышал на неё перегаром, ну или просил денег на опохмел. Между тем, я к выпивке отношусь совершенно равнодушно, зато мысль пожить в пятизвёздочном отеле как-то запала мне в душу. Пообещав вскоре вернуться, я отправился в книжный магазин, где путеводитель по Тунису окончательно убедил меня ехать в отель с пятью звёздами, а из этой категории определённо следовало предпочесть "Amir Palace", числящийся лучшей гостиницей в районе Монастира.

 Спустя два дня я прибыл в турагентство с нужной суммой на руках, а ещё через такой же отрезок времени оказался перед входом в отель своей мечты.

 Когда автобус, развозивший туристов по северному направлению, въехал на подъездную площадку гостиницы, кто-то из впередисидевших пробормотал: "Нас что сюда, поглазеть на это великолепие привезли?". "Вас - да!", - подумал я, двигаясь по проходу. В общем, вылезали из автобуса и заходили в фойе мы под завистливыми взглядами. "Мы" - это я и супружеская пара, которая тоже польстилась на репутацию отеля. Николай и Людмила, как представились земляки, были друг другу под стать - оба дородные, упитанные, краснощёкие; я со своими восемьюдесятью пятью килограммами чувствовал себя задохликом по сравнению с их габаритами. Зато крутить головой мне было куда удобнее, а покрутить было отчего, ведь после того как путешественник пройдёт сквозь предупредительно открытые ливрейным швейцаром двери, он попадает в огромное мраморное фойе, уходящее куда-то ввысь и завершающееся покрытым золотым орнаментом потолком. Две лестницы в стиле замка Фонтенбло ведут гостя на второй этаж, впрочем, ими мало кто пользуется, предпочитая взлёт на стеклянном лифте. Вежливая обслуга уже тащит запотевшие стаканы, мы опускаемся в кожаные кресла, обозревая кадки с растениями, мавританский дворик, орнаменты, резные двери, журчащий фонтанчик, мозаику на стенах; сквозь ажурные решётки можно разглядеть кафе в арабском стиле. Короче говоря, "Amir Palace" не зря получил мировую известность в качестве самого шикарного отеля Туниса.

 Похоже, даже в разгар сезона из 355 номеров в нём заполнена едва ли половина. Причина проста - невероятно высокие цены на проживание: по стандартной таксе турист платит в день 140 долларов. За эти деньги ему предоставляются в пользование телевизор, холодильник, трюмо, оборудованная ванная комната и как минимум боковой вид на море: при желании можно прямо из постели любоваться волнами залива Хаммамет. Наверное, всё вышеперечисленное можно получить и в других гостиницах за существенно меньшую сумму, но вот атмосферу роскоши и комфорта ощутить вряд ли удастся. Вдобавок туристическая зона Сканес, где устроился "Amir Palace", славится своим белым песком, привлекающем не только туристов, но и местных жителей. Однако хозяева гостиницы позаботились, чтобы эти две категории любителей отдохнуть не смешивались: возле границы отельской территории сидят охранники, резво выгоняющие за невидимую черту аборигенов. Учитывая, что слева от нашего здания расположено другое, на долю туниссцев остаётся кусок пляжа метров в пятнадцать длиной; там-то и гнездятся целые семейства, включая тёток в чёрных одеяниях от головы до пят, вопящих детишек и прочую такого рода публику. Когда глядишь со стороны, кажется, будто территория засижена шевелящимся ковром, как мухами, зато совсем рядом царит тишь да гладь - хоть лежаки и зонтики почти все расхватаны, из-за корректного поведения публики не создаётся впечатления многолюдья. Единственное, что меня слегка раздражает, так это привычка некоторых постояльцев курить, но и от неё оказывается возможным отделаться уже со второго дня пребывания, когда я завожу манеру занимать самый крайний правый лежак: ветер постоянно дует с этой стороны, так что куряги меня больше не беспокоят.

 Хотя пляж выходит как бы частным, море, можно сказать, общее. Ну, почти общее. Цепочка буйков с обеих сторон ограждает кусок акватории, на котором плещутся отдыхающие. Стоит кому-то из тунисцев излишне увлечься плаванием, как следует грозный окрик секьюрити, и туземец, слишком приблизившийся к цивилизации, тут же убирается восвояси.

 И такая картина характерна для всего берега - убедился в этом сам, прокатившись вдоль побережья на гидроцикле. Цены, конечно, тунисцы ломят немилосердные: шутка ли, 10 минут катания стоят 15 динар! С другой стороны, ощущение полёта, когда ты на полной скорости мчишься по волнам, стоит затрат. Как говорится, "только небо, только ветер, только радость впереди..."

 Как ни странно, мои восторги от солнца, моря и песка разделяются не всеми: кое-кто планомерно купается в бассейне, да и загорать предпочитает не на пляже, а на траве; там те же шезлонги, те же зонтики, ну разве что можно устроиться где-то в кустах или в тени деревьев, если любишь природу. Мне лично больше по душе созерцание морского прибоя, хотя я, собственно, ничего против бассейнов не имею, особенно когда речь идёт об отельском фитнесс-центре. Зал со стеклянной крышей вмещает в себя просторный полукруглый водоём, по периметру которого установлены спортивные снаряды. Чуть в стороне устроена джакузи, и, естественно, имеется душевое помещение. Днём поплаваешь в море, ближе к вечеру потягаешь тренажёры, потом ещё заплыв в бассейне - аппетит после этого просто зверский. Множим его на искусство поваров и получаем адскую смесь. Я как-то раз умял за ужином 4 тарелки кролика, не считая салатов, гарнира, мороженого и арбуза. Вкуснотища неописуемая; мои попытки дома воспроизвести что-то похожее закончились позорным провалом. А надо ещё припомнить, что каждый день гостям отеля предоставляли на выбор пару видов рыбы, три- четыре вида мяса - вроде бы и немного в сравнении, скажем, с Турцией, зато в отличие от последней качества отменного. Само собой, сладости были выше всяких похвал, а от фруктов столы ломились. К слову, ассортимент систематически пополняется в течение всего вечера, разбитого на две смены, во избежание толкотни. Вообще, весь процесс ужина расписан всерьёз: за каждым постояльцем закреплён свой столик, а народ в шортах и футболках вечером до ресторана не допускают - следует одеть брюки.

 Вот, стало быть, и потекла привольная жизнь - завтрак, пляж, сиеста, пляж, занятия спортом, ужин. Правда, через некоторое время в этот нехитрый распорядок вплелись экспедиции "на местность". Фактически, уже на третий день круглосуточно торчать в отеле мне малость наскучило, так что я решил предпринять вылазку, посмотреть окрестности. Улучил момент, ушмыгнул за ворота незаметно для караулящих поживу таксистов, и был таков...

 За полтора часа первого похода я выяснил, что до аэропорта буквально рукой подать, всего минут 20 пешком. В самом терминале ничего интересного не было, разве что киоск с сувенирами, а вот неподалёку располагалось туристические бюро, в теории снабжавшее желающих красочными буклетами по различным городам и весям. Желающих, очевидно, совсем немного, потому что моё появление две немолодые дамочки восприняли почти с восторгом и, издавая радостные возгласы, насовали мне кучу глянцевых проспектов; чуть позже, уже на улице, я заметил, что все они на французском или немецком языках, но в тот момент был настолько ошарашен горячим приёмом, что только успевал рассыпать благодарности.

 Окромя буклетов вместе со мной в отель прибыло расписание электричек между близлежащими городами Монастиром и Суссом. Я решил непременно наведаться в какой-то из этих населённых пунктов, или в оба, если получится, а пока что отправиться на предложенную турагенством экскурсию.

 Выданная всем прибывшим в Тунис распечатка содержала дюжину различных мероприятий стоимостью от 10 до 120 динар. Помимо всякой лабуды типа "Фольклорный вечер", "Страусиная ферма" и т.п. в списке имелось два заслуживающих внимания пункта - "Сафари на 2 дня" и вояж "Тунис - Карфаген - Сиди-бу-Саид". Выезд в пустыню я решил проигнорировать - и потому, что в Египте уже приобрёл опыт подобной поездки, и потому что терять два дня солнца и моря мне не хотелось. С одним днём я готов был примириться, тем более речь шла о Карфагене - совсем другое дело!

 С древней историей Туниса знакомы почти все; любой, кто ходил в школу, уж что-то да слышал о Пунических войнах. Вероятнее всего, этой единственной информацией знакомство с североафриканской страной для россиян и ограничивается, и, скажем, я не был в этом плане исключением. Нет, конечно, мне не лень было перед поездкой сходить в Публичную библиотеку и прочитать там книжку по современной истории стран Магриба, но Тунису там уделялось совсем немного места. Куда большее впечатление на меня в своё время произвела книжка "Слоны Ганнибала", - я и в Тунис-то поехал лелея мечту увидеть легендарный Карфаген.

 И вот мечта сбылась: раннее пробуждение, завтрак и отъезд слились для меня в предвкушение встречи с заветным...

 Тут мне придётся немного отступить от хронологии событий, исказив порядок посещения объектов, и пусть простят меня те, кто поедет на экскурсию - у них всё будет не так...

 Карфаген... Мало кто мог представить, что основанная в 825-ом году до нашей эры крохотная колония финикийцев, не просто сумеет выжить во враждебном окружении, будучи заброшенной за тысячи километров от родины, за и покорит огромный кусок Средиземноморья, бросив вызов могущественному Риму и едва не одолев его. В период расцвета Карфагенская держава владела Северной Африкой, Сицилией, Сардинией, Южной Испанией, а её корабли запросто выходили за Геркулесовы столбы, бороздя Атлантику.

 Стоя на господствующей над местностью каменной площадке и глядя на лазурь знаменитой Золотой бухты, нетрудно представить себе сотни судов, заполнявших её когда-то. В центре располагались боевые корабли, немного правее была устроена торговая гавань. Именно на двух этих китах - торговле и военном флоте зиждилась власть Карфагена. Таррагона и Малага, Мальта и Лептис Магна, десятки колоний от Марокко до границ Египта подчинялись небольшому городу на северном побережье Африки. Неудивительно, что властители Средиземного моря ничуть не боялись римлян, отличных бойцов, но никудышных моряков - стало быть владеющий водной гладью Карфаген был неуязвим для врага. И действительно, долгое время борьба шла почти на равных: Рим захватил Сицилию, но с вражеским флотом ничего поделать не мог. Ловкие манёвры карфагенян всякий раз ставили в тупик жителей Лациума, чьи триремы раз за разом шли ко дну, не умея увёртываться от таранных ударов. Времени овладевать мореходным искусством у римлян не было, и они решили проблему морских сражений по-другому, придумав хитрое приспособление, названное "клювом". Чудо-оружие представляло собой привязанный к мачте длинный мостик с острым перпендикулярным наконечником. Теперь, как только карфагенское судно приближалось к римскому, на последнем рубили крепящие канаты и валили конструкцию на борт. "Клюв" пробивал чужую палубу, намертво впиваясь в дерево, а дальше по настилу на вражеское судно врывались легионеры - и бой обычно кончался в их пользу.

 Пользуясь своим "ноу-хау", Рим выиграл немало схваток и дело даже дошло до высадки десанта вблизи Карфагена. Однако экспедиционный корпус потерпел поражение, и в итоге потери Карфагена оказались не так велики, как могли бы быть: городу пришлось отказаться от Сицилии и заплатить контрибуцию в 3200 талантов серебра.

 Следующие два с половиной десятилетия оба соперника копили силы. Вторую Пуническую войны Карфагенское государство начало будучи в зените своего могущества. Легендарный Ганнибал сумел пройти из Испании на Апеннины и нанести гордому Риму серию тяжелейших поражений. В какой-то момент само существование "вечного города" висела на волоске: получи карфагеняне подкрепление с родины, и исход войны был бы предрешён...

 Бредя по залитым солнцем аллеям, невольно представляешь, как в этих местах, среди пальм и цветников едва не изменилась дальнейшая судьба обитаемого мира - завидуя успехам полководца, члены Совета тридцати отказали ему в поддержке войсками. Ганнибал выкручивался как мог несколько лет, пока римляне не высадились в Северной Африке, предварительно отобрав у Карфагена Испанию. Начался последний этап затяжной трагедии: где-то там, скрытые за дымкой, лежат поля близ Замы, на которых потерпел единственное и оттого самое горькое поражение великий военачальник. Самому ему пришлось бежать на чужбину, а его родина была фактически поставлена на колени - флот уничтожен, казна выбрана дочиста, и даже вести войну с кочевниками было нельзя без разрешения Рима. Так прошли ещё полвека, и в 149 году до нашей эры, наконец, пробил час гибели Карфагена. Три года население сдерживало римлян под стенами города, но всё-таки было покорено. Все жители были поголовно проданы в рабство, постройки снесены до основания, земля распахан и засыпана солью - чтобы ничто на ней более не росло...

 Разделавшись с Карфагеном, римская цивилизация устроилась на побережье Африки очень основательно, организовав на освободившейся от конкурентов территории новую провинцию Нумидия. Следующие несколько веков прошли под эгидой взаимовыгодного сотрудничества, так сказать, в стиле "мы вам рабство, вы нам - налоги". А если серьёзно, то, несомненно, имела место эксплуатация Римом природных богатств Туниса, зато здешние места получили дороги, акведуки, храмы, термы, цирки и разные прочие театры. Под влиянием римской культуры остатки карфагенской цивилизации преобразились, а "вечный город" получил таких уроженцев Туниса, как Апулей, Тертуллиан и Августин Блаженный.

 К сожалению, от построек римлян осталось ненамного больше, чем от карфагенских зданий. Хорошо, что хоть что-то сохранилось, в том числе развалины терм Антонина. Были они, прямо скажем, громадными - об их размерах можно судить по единственной имеющейся в наличии колонне, а она ого-го каких размеров. Вообще-то её, как и многое другое, украли мародёры, но к счастью для человечества, завершить начатое мерзкое дело им помешал шторм, после которого каменная махина вместе с везшим её кораблём оказались на морском дне. В ходе подводных изысканий колонна была обнаружена и вернулась на прежнее место.

 Громадина в 15 метров высотой была одной из дюжины опор, поддерживавших свод здания. На макете ясно видны два этажа плюс служебные помещения. Размеры имевшихся у терм подвалов и их количество наводит на мысль о немалом числе рабов, создававших комфорт. Строительство такого масштаба при тогдашних технологиях вызывает неподдельное изумление, но не меньше поражаешься, узнав о том, как курорт снабжался водой: целебные источники находятся за 60 километров от этих мест, и римляне, непревзойдённые мастера возведения акведуков, не поленились проложить водовод. Пройдя длиннющий путь по каменному руслу с небольшим, но постоянным уклоном в ширину ладони каждые сто метров, вода попадала в термы, причём в правое крыло поступала горячая жидкость, в левое - холодная, а в центре была и такая, и такая. По мере того, как человек перемещался из зала в зал, менялось и термальное окружение.

 О том, как протекала жизнь Туниса в то время мы отчасти можем судить по коллекции Национального музея, где собрана богатейшая коллекция предметов римского искусства, в основном мозаики. Разумеется, гвоздём программы являются громадные панно типа "Персей и Андромеда", но ничуть, на мой взгляд, не менее интересны бытовые зарисовки типа "торговля вином" или "игра в карты с шулерами". Мозаика заполняет музейные стены, мозаикой кое-где выложен пол, и разве что на потолке мозаики нет, хотя за последнее утверждение ручаться не могу. По количеству и жанровому разнообразию с этим видом искусства могут тягаться лишь статуи, в неисчислимых количествах расставленные повсюду. Где-то на тридцатой минуте организованного осмотра толпой я почувствовал потребность увидеть что-нибудь этакое, для чего отстал от всех и прочесал несколько боковых залов. Наградой мне стало зрелище воспроизведённого почти вживую дворика римской виллы, с бассейном, на край которого присела мраморная девушка, вазами и колоннами. В соседнем помещении примерно того же размера был представлен арабский дворик - интересный повод сопоставить культуры. Ещё мне понравилась та часть экспозиции, где были представлены национальные костюмы различных эпох. А представить было что, ведь с упадком римской власти на территорию Туниса кто только не покушался. Вот взять хоть вандалов - именно Тунис стал их базой в операции против Апеннинского полуострова, закончившихся захватом и разграблением Рима. Потом-то им, конечно, надавали по полной программе византийцы, чьим полководцам удалось вернуть Северную Африку в лоно цивилизации почти на целое столетие. Вот, кстати, в одном из музейных залов стоит катапульта в натуральную величину, можно сказать, свидетель тех славных времён, когда императоры в Константинополе правили чуть ли не половиной обитаемого мира.

 Ясное дело, не всем нравилось подчиняться далёким властям, и вот однажды экзарх-патриций Григорий выступил против метрополии, объявив себя императором. Последствия не заставили себя долго ждать, и уже через год новые завоеватели, арабы, принялись крушить не ими созданное. К 698 году Тунис был практически без труда покорён, Карфаген вновь оказался разрушен, а все земли вошли в состав провинции Ифрикия гигантского халифата Аббасидов. Столица государства находилась буквально за тридевять земель, аж в Багдаде. В общем, нет ничего удивительного в том, что как-то раз тунисская знать решила обойтись своими силами, и с 800 по 909 год Тунис стал самостоятельным государством под властью династии Агглабидов. Потом, правда, последовали смутные годы Фатимидской тирании, религиозные восстания и прочие занятные вещи. Под шумок северное побережье прихватизировали норманны, базировавшиеся на Силицию, а с юга напирали кочевые племена. Общей ситуацией попытался воспользоваться французский король Людовик Святой, затеявший крестовый поход против тунисских иноверцев. Попытка эта, может быть, была бы удачной, если бы не чума, прокравшаяся в лагерь французов. Король разделил участь многих своих воинов, а его прах и по сей день покоится в непривычного вида базилике; именно её купола мы видели, подъезжая к смотровой площадке возле Золотой бухты.

 Очередной волны потрясений Тунису пришлось ждать довольно долго. Первым её провозвестником стали мавры, бежавшие из окончательно отвоёванной христианами Испании. После падения последних исламских крепостей на Иберийском полуострове, беженцы массово переселились на другой берег Гибралтарского пролива, а оттуда уже расползлись по местности. Об их культуре нам поминает городок Сиди-бу-Саид, светлый, аккуратный, с белыми домиками и голубыми дверями. Несколько лет спустя похожий посёлок я видел в Португалии и сразу вспомнил берег Тунисского залива.

 Хотя, по правде говоря, делать в городке совсем-совсем нечего, разве что по улицам шататься; лучше бы на развалинах Карфагена погулять подольше было. Правда, тогда бы мы не повстречались с местными чеканщиками. У этих мастеров дело, надо сказать, поставлено на поток: переда каждым на прилавке высится горка блюдец с верблюдами, пальмами и прочей экзотикой - остаётся только выбить нужное имя, и готов сувенир. Продавец протягивает мне листок бумаги и ручку: "Напиши, дескать, как зовут твою подругу," - естественно, не понимая букв кириллицы, но воспроизводя их весьма искусно. К автобусу я прихожу весьма довольным, ибо проблема подарков друзьям и знакомым отныне решена.

 Без хорошей психологической подготовки вырваться из рук арабских торговцев весьма сложно, и мало кто из нашей группы садится в автобус налегке. С другой стороны, многие не прочь продолжить "шопинг", тем более нам обещан визит на столичный рынок. По идее, наша группа должна была как следует познакомиться в столице со старым городом, погулять по улицам, зайти на базар - именно это нам обещали, когда продавали экскурсию. Увы: по ходу дела выяснилось, что времени на всё не хватает; мы, дескать, слишком долго обедали... Нет, я бы ещё понял, если бы гид сослался на другую причину, а назвать "обедом" то, что нам подавали, было никак нельзя. В громадном, обитом кафелем зале, живо напомнившем мне полковую столовую, есть было абсолютно нечего. И я, и Николай с супругой во время "трапезы" главным образом удивлённо смотрели на попутчиков, увлечённо уплетавших салат из подгнивших помидоров и горелое мясо. Раздававшиеся там и сям возгласы "Гляди, огурцы есть!!! - Вот это да! Просто пир Лукулла!!! - И гарнир в наличии!" давали нам ясное представление, как кормят туристов в "трёшках" и "четвёрках". Короче говоря, считается, будто именно этот "праздник живота" стоил нам прогулки по городу. В результате мы увидели столицу лишь из окна автобуса...

 Вот теперь сопоставим достоинства и недостатки организованного туризма. В плюсе у нас будет транспортный вопрос - нас привезли и увезли. В плюсе также будет некоторое количество слов, сказанное гидом на экскурсии; их, кстати, практически никто никогда не помнит: спроси любого экскурсанта через недельку, о чём шла речь, он и не воспроизведёт ни слова. Вот, собственно, и все положительные стороны поездки с турфирмой. Отрицательные явно перевешивают, поскольку добраться в столицу труда не составляет, равно как и попасть на месторасположения Карфагена, а вот

 Медину посмотрели? Шиш! Площадь независимости? Шиш! Мавзолеи? Шиш! Мечети? Шиш! Парк Бельведер? Шиш! И так далее, целым списком.

 Короче говоря, в отель я возвратился с неприятным чувством, словно меня бессовестно надули. Мысль изучать Тунис самостоятельно как раз тогда окончательно укоренилась во мне. Лично по моему мнению вкусить какой-никакой, а экзотики удаётся только оторвавшись от группы, и вдалеке от туристических троп. Вот я и пойду туда, где нет шумной толпы кругом, где нет бубнящего гида - короче, человек и чужой город, один на один.

 А противном случае что ждёт туриста в рамках экскурсии по Суссу? Если верить проспекту, ждёт его "поездка в древнюю часть города Медину с прекрасно сохранившимся Рабатом, крепостными стенами, сторожевой башней, мечетью и лабиринтом весьма колоритных рынков. Район Эль Кантауи - это настоящий туристический центр, предлагающий услуги многочисленных кафе и ресторанов, сувенирных магазинов и радующих глаз белоснежных яхт..." Вообще-то, мне кажется, возможность увидеть яхты и кафе есть и в других местах, можно ради такого зрелища даже не покидать Европу. И уж подавно я лично обойдусь без посещения "фабрики кожаных изделий", где посетителям "предложат посмотреть коллекцию последних новинок кожаной моды Туниса, покажут как происходит процесс производства".

 А теперь внимание! - вопрос! Чему будет больше времени посвящено на организованной экскурсии - старому городу или фабрике кожаных изделий?

 Я полагаю, ответ очевиден, хотя, бесспорно, найдутся и те, кто готов выложить 10 долларов за посещение пресловутой фабрики кожаных изделий, ничего толком не посмотреть, а потом плеваться, вспоминая о пребывании в Тунисе - "чегой-то енто люди в этой стране интиреснава находят?"

 Неудивительно, что через два дня после поездки в Карфаген я вышел из отеля, добрёл до железнодорожной станции и отправился знакомиться с Суссом. Устроить поездку оказалось проще некуда: сел в электричку, заплатил пришедшему кондуктору шесть сотен филсов и принялся глядеть в окно. Глядеть пришлось совсем недолго, едва ли четверть часа, по истечении которых я вышел на сусском возкале.

 Третий по величине город Туниса встретил меня спокойно и безразлично. Народу на улицах вопреки ожидания было совсем немного, и никак нельзя было понять, куда подевались заявленные в путеводителе 100000 горожан. С другой стороны, подъём на любую возвышенность сразу даёт представление о масштабах застройки, низкоэтаэжной, и оттого размазанной по большому пространству. Из общей ровной невысокости выбивалась, пожалуй, только крепость Касба со своими внушительными стенами и тридцатиметровой сторожевой башней. К ней-то я и направился, окунувшись в узкие кривые улочки старого города. Вот где было интересно, вот где присутствовала таинственность Востока: магазинчики, лавки и кафе сменяли друг друга, в тесных проулках валялся мусор, обоняние щекотали запахи кофе и специй, а глаз радовали знаменитые ковры. Он и ошарашивал, и завораживал, этот город, который римляне нарекли  Хадруметум, при вандалах он назывался Хунерикополис, византийская власть дала ему имя Юстинеаполис, а Суссом его поименовали арабы. В общем, я чувствовал себя вполне комфортно среди базарной суеты, хотя одна знакомая, побывавшая в тех же краях, жаловалась, что к ней постоянно приставали местные жители. Ну, не знаю, ко мне никто не приставал, так что до нужного места я добрался без приключений.

 Крепостные стены, кажущиеся могучими издалека, вблизи внушали трепет. Впечатление усугублял немалой глубины ров, предварявший оборонительный обвод. Неудивительно, что со здешними пиратами никто не мог совладать - опираясь на систему вот таких вот мощных крепостей, бандиты чувствовали себя в безопасности: выгодное географическое положение позволяло им перехватывать все суда, шедшие из одной части Средиземного моря в другую, а в случае нужды корабли мигом скрывались под защитой береговой артиллерии. Своим расцветом морской разбой обязан туркам: к XVI веку до Туниса добрались загребущие руки Османской империи. В 1534 году командовавший турецкой экспедицией пират Хайреддин Барбаросса сумел покорить практически всю страну, но не удержал завоёванного, потому как арабам неожиданно подбросили помощь их злейшие враги - испанцы. Католической Кастилии показалось более выгодным ослабить турок, которые в то время распространялись по южной Европе словно чума. В итоге следующие 39 лет Тунис провёл в качестве испанского протектората, но даже заступничество мировой державы не смогло в конце концов спасти эту землю от завоевания турками. Более того, через короткое время берега северной Африки были превращены в бастион "священной войны" против христианства. Каждый пиратский корабль нёс на себе несколько пушек и команду отъявленных головорезов. Захваченные "купцы" отправлялись на дно, а их экипаж и пассажиры становились пленниками. Тут уж, действительно, живые завидовали мёртвым, поскольку свою добычу пираты содержали в нечеловеческих условиях, и лишь единицам из несчастных удалось снова увидеть Европу. Кого-то вызволяли из плена представители монашеских орденов, у кого-то были богатые родственники, способные внести выкуп. К чсилу последних принадлежал, между прочим, знаменитый испанский писатель Мигель Сервантес. Гуляя внутри крепостных стен, невольно думаешь, не в здешних ли казематах создатель "Дон Кихота" коротал дни своего заключения. Ему-то повезло, а большинство несчастных пленников сложило свои головы в африканской пустыне.

 Это сейчас тунисцы радушно встречают иностранных гостей, строят для них отелей и едва ли не расстилаются ковром. А ведь каких-то 300 лет назад всё было по-другому. Долгое, очень долгое время со средиземноморскими корсарами не было никакого сладу. Даже тогдашняя владычица морей - Испания - оказалась бессильной покончить с коварным врагом раз и навсегда, хоть и неоднократно устраивала военные походы. Иногда им улыбалась удача, но чаще экспедиции возвращались ни с чем, если вообще возвращались. Так, в один прекрасный день испанцы решили захватить остров Джерба; это в двухстах километрах к югу от того места, где я наслаждаюсь солнцем. Сперва солдатам Кастилии сопутствовал успех, и мощный десант едва не захватил вражескую крепость. Однако штурм был отбит, и осаждённые сами пошли в наступление. Испанская пехота смешалась, началась паника, а за ней последовало общее бегство, но до кораблей добрались немногие. В знак своей победы арабы сложили из отрезанных голов своих врагов гигантскую пирамиду в 9 метров высотой.

 Бр-р-р... Как подумаешь, какие дела творились, так оторопь берёт. Хорошо, что нынче от всех лихих времён остался только стоящий на якоре у причала "пиратский" корабль; на нём любопытных туристов возят по заливу за 28 динаров.

 Итак, к XIX веку Тунис стал вполне развитым государством. Новое поколение правителей покончило с пиратами, ввело в строй первую конституцию и вообще старалось развиваться. Дальнейшему продвижению страны по пути прогресса и превращению её в перевалочный пункт между Востоком и Западном помешали вполне прозаические причины: во главу угла было поставлено создание мощной армии, оснащённой по последнему слову техники. Дальше ситуация развивалась по привычной схеме - займы, долговая кабала, утрата независимости. Новыми властителями стали французы, принесшие свою систему управления, свою культуру, свою экономику, и, в частности, свои железные дороги. Меня, помнится, весьма удивило, отчего в Тунисе движение правостороннее, а поезда ездят по левой стороне? Как оказалось, во Франции железные дороги начали строить англичане, а им было наплевать, какие на континенте правила, и они воспроизвели привычную им систему без каких-либо изменений. Дальше уже действовала традиция, и вот он, результат. Хорошо хоть у меня есть карта, да и берег моря не даёт запутаться, а то уехал бы не туда.

 Да-да, я снова устраиваю самостоятельную вылазку, на этот раз в Монастир. Турфирма за такой вояж желает 11 динар. Мне экскурсия по Монастиру обошлась ровно в 15 раз дешевле. Собственно, все затраты составила оплата проезда до города и обратно.

 Фактически, как и в Суссе, старый город, Медина, начинается едва ли не от железнодорожных шпал. И, надо признаться, старый квартал Монастира мне понравился ничуть не меньше Сусского. Я даже решил прикупить что-нибудь такое этакое, и в результате забрёл в лавку с футболками. Там меня попытались сразу взять в оборот, заявив цену в 50 динар. Не на того напали! Мне были хорошо памятны уроки египетской торговли, так что после нескольких минут интенсивных переговоров две футболки достались мне за 16 динар. При этом продавец, узнав, откуда я приехал, приговаривал: "Высокую цену я назвал, думая что ты американец. С них я деру семь шкур, а для русских друзей делаю большую скидку". Что ж, можно было бы поверить этим словам, только что-то мешало сделать это; видимо, отчётливая картина, как покупателям-янки приказчик говорит, прищурившись: "Вы, американцы, наши друзья. Это с русских лохов я возьму втридорога, а вы нас освободили, и потому цена будет низкая". Да уж, освободили... Освободители, блин... 7 месяцев отважные американцы вместе с англичанами старались пройти пару сотен километров - и так и не смогли это сделать, дождавшись, пока обескровленные войска Роммеля дожмут наступавшие из Египта части.

 О послевоенной истории Туниса среднему россиянину, положим, известно немного. Я-то успел просмотреть в Публичной библиотеке кое-какие издания, так что, помнится, на экскурсии ошарашил гида вопросом: "А что это у вас такие странные номера машин? На них, что, цифрами указана принадлежность вилайетов?" Гида как током ударило... Он воззрился на меня так, словно у меня над головой возник нимб: "Вы знаете единицы административного деления нашей страны? Вот это да!" Потом он разъяснил, что к чему, и остаток экскурсии приглядывался уважительно. Ну так вот, всё что лично мне известно о Тунисе новейшего времени, укладывается в несколько абзацев.

 Восстановленная французская колониальная администрация не протянула десятка лет, расшатываясь под давлением нараставшего освободительного движения. 20 марта 1956 года страна получила независимость, а первым президентом стал герой освободительного движения Хабиб Бургиба. Именно ему Монастир обязан своим внешним видом, потому как в реставрацию и развитие своего родного города вождь нации вложил огромные средства (чуть ли не четверть бюджета страны), да и в целом он был презанятным типом. Вот, например, в 1984 году, когда возмущённый повышением цен на провизию народ начал бунтовать, и военные стреляли по людям, убив порядка сотни человек, виноватым "отец отечества" объявил министра внутренних дел - которого же сам, между прочим, назначил.

 Из-за такой изворотливости с именем Бургибы связываются в основном только позитивные реформы. Так, он предоставил женщинам исключительно широкие права, не сравнимые ни с одной страной арабского мира. Кроме того, женщинам было строжайше запрещено носить паранджу в общественных конторах, и даже дома при гостях они должны были снимать платки; попутно каралось тюрьмой многоженство. Более того, президент не стеснялся подавать личный пример пренебрежения религиозными запретами и как-то в Рамадан выпил стакан сока прямо перед телекамерами.

 В принципе, некоторые чудачества героя освободительного движения никого особенно не затрагивали; другое дело - его поступки по отношению к высшим чиновникам. После того как несколько лет подряд шла чехарда с перестановками в администрации и за полтора года сменилось три премьера, последний из них, генерал Бен Али, решил не дожидаться, пока его заменят на кого-то. Он заручился поддержкой министров и глав всех крупных фракций партии, после чего окружил дворец танками и провел в нем медицинский консилиум, признавший лидера страны, как и было уговорено, неспособным к выполнению функций главы государства. Как сообщает официальный сайт партии, с уходом Бургибы "наступила эпоха, когда все могут насладиться достоинством, свободой и демократией, правом на полноценную политическую жизнь, уважением прав человека во всей полноте".

 Вероятно, во время его правления насладиться "достоинством, свободой и демократией" не получалось...

 Как бы то ни было, просидев 13 лет под домашним арестом, первый президент Туниса ныне покоится в роскошном мавзолее на северной окраине Монастира, и посмотреть на его последнее пристанище водят "пионеров". Нет, в самом деле - пока я сидел в тени на лавочке и читал путеводитель, мимо протопали колонной попарно девочки и мальчики в одинаковых костюмчиках с галстуками, этакие комсобогомольцы. Вслед за ними потянулся и я, делая шаг за шагом по узорчатой брусчатке. Вблизи мавзолей оказался ещё интереснее, чем снаружи. В общем, те, кто любят пафос, непременно должны добраться до этого места, ощутить торжественную скорбь, посмотреть на украшения и восхититься усами гвардейцев почётного караула.

 Следующий час прогулки по городу я посвятил его морскому фасаду. Если близ района Эссуани к воде подобраться невозможно из-за обрывистых скал, то пологий северо-восточный берег превращён в зону отдыха. Вдоль него распростёрлись отели, весьма солидные на первый взгляд. Внутри я лично не был, и готов принять на веру, что гостиницы в Монастире весьма хороши. Но все их достоинства, по-моему, перечёркивает одно немаловажное обстоятельство: пляж расположен от них через дорогу, и пляж этот общественный.

 Что такое общественный пляж в арабской стране, я узнал ещё за время первого визита в Хургаду. Вот и Монастир в этом плане не подкачал - были тут и пузатые мужики, и толстые тётки в чёрных одеяниях с головы до пят, и гомонящие детишки. Вся эта орава чувствовала себя при деле, вопя на всю округу, обедая, стирая, и чуть ли не моя машины. Думаю, если бы у арабов была мода держать собак, то и без этих тварей на пляже никак не обошлось бы. Словом, я лишний раз возблагодарил свою интуицию за то, что выбрал для отдыха "Amir Palace".

 Путь обратно к вокзалу я решил проделать частично по вполне современной улице Ibn Cina, а частично через Медину, вкусить, так сказать, и древних ароматов, и веяний нового времени. Мне кажется, именно в Тунисе эти две противоположности смешиваются исключительно удачно. В современном виде страна больше всего напоминает греющегося на солнышке бродячего кота - вроде и живётся не очень сытно, зато тепло и уютно, и есть время подремать...

 Такая жизнь словно гашиш окутывает тебя, заставляя погрузиться в сладкую сказку Магриба, существующую одновременно и во сне, и наяву. Увы, чем больше ей отдаёшься, тем печальнее бывает пробуждение: когда приходит время улетать, я лихорадочно скупаю в магизинчике сладости, сочные финики, рахат-лукум и прочую вкуснятину в надежде увезти побольше Туниса с собой. Понятно, что таких вот "сувениров" хватит ненадолго, аккурат до первой вечеринки с друзьями. Ну и пусть! У меня ведь есть самая замечательная память о стране, а именно стилизованная под африканское творчество фигурка человека. Я, признаться, до сих пор гадаю - каменная она или нет? Тяжёлая, это да, красивая пластикой невероятно, но такое ощущение, будто её отлили через форму...

 А, впрочем, какая разница: она стоит у меня на письменном столе, и всякий раз когда мой взгляд падаёт на её чёрную поверхность, на память приходит "Amir Palace", и море, и солнце, и песок, и гладь Золотой бухты Карфагена, и шум Медины, и ещё много-много чего, сплетённого в причудливый узор тунисского ковра...

Посмотреть фотографии Туниса...  

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru