ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Швейцария

 

Если и есть что-то, мешающее успеху путешествия больше, чем деятельность турфирм, так это разве что дождь. Да, пожалуй, так оно и есть - бестолковых турагентов можно послать подальше и делать всё самому, а со стихией такой номер не пройдёт...

А вот если нерасторопность турфирмы заставляет Вас селиться не там, где хотелось бы, и пока Вы направляетесь к месту будущего ночлега, дождь глумится над Вами вовсю, то страстно хочется кого-нибудь прикончить: в данном случае "минус на минус" никак не даёт плюс...

Впрочем, при более тщательном рассмотрении дела обстояли несколько лучше, чем казалось вначале. Забронированный для нас отель «La Pergola» (http://hotel-lapergola.hotel.sv-group.ch) располагался не то чтобы на отшибе, но все-таки в трех остановках от вокзала. В принципе, от центра города можно было дойти до него пешком, что мы и делали с успехом впоследствии, но в данный момент, под холодным душем с небес гулять не хотелось вовсе. Нам годились для переезда трамваи 1 и 7, так что ждать долго не пришлось, и около девяти вечера мы уже грелись в номере. Гостиница оказалась вполне обустроенным, современной постройки зданием хайтековского дизайна. Комната нам досталась на третьем этаже, не слишком большая, но вполне уютная. Единственное, что слегка выбивало из колеи, так это стеклянный проём, соединяющий совмещённый санузел со спальней; зачем надо было делать этот прозрачный участок вместо нормальной стены, не совсем понятно.

Прекрасный завтрак окончательно сдружил нас с гостиницей, а вот с погодой мирное соглашение заключить не удалось. Хотя по плану на этот день была намечена прогулка по швейцарской столице, при таких условиях она не могла доставить никакого удовольствия. К счастью, мы были не в организованном туре, и тем более не в автобусной поездке, так что наши планы легко поддавались коректировке. Еще в Женеве я приметил, что по одному из швейцарских каналов все утро крутят видовые съемки с горных пиков в режиме "онлайн", сопровождая их прогнозами погоды в тех или иных регионах. Этот же канал присутствовал и в Берне, так что мы быстро узнали, что в столичных краях дождь зарядил на весь день, массив Jungfrau затянут облаками, но зато Люцерн и гора Пилатус вполне доступны, хотя и там синоптики предрекали переменную облачность и непродолжительные осадки. Я немедленно поменял местами программу сегоднешнего и завтрашнего дней, и, вписав в наши "Swiss Pass Flexi Saver" текущую дату, мы отправились на вокзал. Наша вылазка на берега Люцернского озера началась.

Уже первый десяток километров показал, что со сменой приоритетов мы не ошиблись: чем дальше на восток уходил поезд, тем светлее становилось небо, а когда за окном начали появлятсья горные хребты, их снежные вершины озарило солнце. С его появлением пейзаж стал смотреться совсем прекрасно, так что мы с интересом разглядывали сменявшие друг друга аккуратные домики, огромные лесные массивы и бурные речки. Так, незаметно, пролетело время, и вот уже поезд втянулся в городские предместья.

Люцерн, начинавший свою карьеру скромной рыбацкой деревушкой, своим возвышением и процветанием обязан Сент-Готтардскому перевалу: когда в 1220 году через горы был проложен торговый маршрут, Люцерн оказался в нужное время в нужном месте. Стремившиеся уменьшить логистические расходы коммерсанты доставляли свой товар на берега Фирвальштедтского озера, откуда баржи с добром брали курс на Флюелен и потом уже товары переправлялись через Альпы. Интересно, что вплоть до XIX века город насчитывал всего 4000 жителей, да и сейчас не может похвастаться обилием проживающих; по данным на 2003 год его население не превышает 65000 человек. Однако, несмотря на невеликие размеры, город обладает незаурядным обаянием и завидным количеством достопримечательностей. Путеводитель "Lonely planet", содержавший подробную информацию о Люцерне, среди мест, обязательных к посещению, называл Часовенный мост (Kappelbrucke), городская ратуша (Altes Rathhaus), памятник "Умирающий лев" (Lowendenkmal) и Ледниковый сад (Gletschergaten). Дополнительно рекомендовались к осмотру Дворец правительства (Ritterscher), церковь иезуитов (Jesuitkirche), Мельничный мост (Spreuerbrucke) и целая куча музее, в том числе музей транспорта, музей Пикассо, музей естественной истории, исторический музей, музей Рихарда Вагнера и панорама Бурбаки (Bourbaki), отобразившая на 1110 квадратных метрах кругового полотна один из эпизодов франко- прусской войны. Отчетливо понимая, что все вешеперечисленное нам за один день не осмотреть, мы решили сосредоточиться на самых, с нашей точки зрения, интересных местах. Но сначала, как обычно в новом городе, требовалось раздобыть карту местности.

Центр туристической информации в правом, если смотреть с фасада, крыле железнодорожного воказала был на удивление полон народу. Складывалось впечатление, будто все перечисленные в путеводителях "императоры, короли, герцоги и поэты", бывавшие в Люцерне, вновь притащились сюда и отправили своих приближенных в турофис. Решив не терять время в еле двигавшейся очереди, мы сразу пошли в город, руководствуясь планом, который я скачал с сайта http://www.luzern.org/en/welcome.cfm? - не очень хороший вариант, но на безрыбье и рак - рыба.

Перво-наперво мы перешли по Seebrucke на противоположный от вокзала берег, оказавшись тем самым возле входа на самый старый деревянный мост в Европе. Часовенный мост был построен в 1300 году и вместе со знаменитой восьмиугольной башней на долгое время стал частью городского оборонительного рубежа. Нынче эта неразлучная парочка - непременный атрибут практически всех фотографий города, практически его символ. Однако, многие туристы, снимающие с набережных панорамы, совершенно не в курсе, что внутри покрытой черепицей каменной твердыни много лет располагалась тюрьма и были устроены пыточные камеры: ничто в живописном облике построек не дает заподозрить этот нелицеприятный факт.

Несмотря на свой возраст, мост выглядит как новенький, тем более что в 1993 году он подвергся тщательной реставрации после того как утратил свою исконную крышу во время пожара. Швейцарцы старательно, с присущей им скрупулезностью возместили потерю, так что нынче Kappelbrucke предстает перед путешественником в должном виде. Попутно он обзавёлся строгими табличками "Курить воспрещается" - именно брошенный окурок послужил причиной возгорания!

Не менее интересен лежащий выше по течению Реусса (Reuss) Spreuerbrucke. Будучи на 100 лет младше своего более известного собрата, он сохранился ничуть не хуже, но расположен в немного менее удачном месте, так что его слава не так велика. Им мы вернулись на левый берег реки, посетив в промежутке между переходами по мостам старейшую в Швейцарии барочную церковь, возведенную в 1666 году орденом иезуитов.

Следующими объектами по нашему курсу вдоль набережной могли бы стать Исторический музей и Музей натуральной истории, но мы предпочли перебраться на левый берег Реусса, попасть в так называемый "Старый город" и ненадолго потеряться в нём. Не знаю, сколько точно мы бродили взад-вперёд, зато знаю, что прогулка доставила нам немалое удовольствие. Такое времяпрепровождение, может быть и возмутит тех, кому в рамках экскурсии выдают на осмотр города двадцать минут, но когда своим маршрутом распоряжаешься сам, то можешь позволить себе поискать приключений. Вот и нам между безликими аккуратными фасадами попадались всякие занятности - фонтан в виде мужика, схватившего двух гусей; расписные дома; нарисованный на стене балкон с влюбленной парой...

Увлекшись прогулкой, мы лишь много времени спустя вспомнили, что надо выполнять программу, но и тогда не сильно заторопились, убаюканные размеренным ритмом жизни города и гладкой поверхностью Люцернского озера, чью панораму мы засняли с Nationalquai. Очередным объектом нашего интереса был памятник умирающему льву. Несмотря на то, что путеводитель рекомендовал добираться до него не иначе как общественным транспортом, мы предпочли прогулку на своих двоих и оказались в своем решении правы: мало того, что посмотрели город и заглянули к ренессансной церкви Hofkirche, так еще и поменяли деньги в сувенирном магазинчике возле панорамы Бурбаки. Удивительное дело - в стране банков банки сплошь и рядом закрыты по выходным дням. Большинство магазинов, кстати, тоже на замке. Вот и пришлось за обменом идти на поклон в туристическое место, ладно хоть курс оказался приличным. Но вообще, свинство - четному туристу в воскресенье решительно негде раздобыть местную валюту!

За произнесением обличительных речей в адрес аборигенов, мы прошли сотню метров в горку, и внезапно оказались в небольшом саду, центром которого являлся порядком запущенный пруд, а на дальнем конце водоема в нише здоровенной каменной стены лежал умирающий лев. Памятник посвящен швейцарским гвардейцам, защищавшим Версальский дворец, где находился Людовик XVI, от революционных парижан. Все до единого солдаты храбро погибли, за исключением тех, кто был в этом время в отпусках и командировках. Этот подвиг верности и чести нашел свое отображение в скульптуре датчанина Торвальдсена, выточившего зверюгу прямо в природной скале.

Возле пруда установлены скамейки, так что посетитель может в тишине и покое проникнуться духом самопожертвования отважных бойцов. Проведя в философском размышлении минут десять, мы кинули монетки в воду и призадумались, как распределить дальнейшее время. Вариантов было два: посмотреть Ледниковый сад или приступить к восхождению на гору Пилатус, чья двухкилометровая громадина была до сей поры полускрыта облаками. Помнится, когда я в первый раз открыл предоставляющий посетителю подробнейшую информацию о вершине и её окрестностях сайт http://www.pilatus.ch/default.asp?sprache=E то был пленён видами с тамошних онлайновых веб-камер; отказаться от посещения такой красоты было никак невозможно...

Штурмовать доминирующую над Люцерном заснеженную великаншу можно тремя способами: с юга по особой зубчатой железной дороге, с севера посредством канатной подвески или с любой сторон - пешком. Последний вариант выйдет бесплатно, тогда как первые два платны и платны очень сильно. Но есть ещё один, самый интересный и дорогостоящий путь, так называемый "золотой круг". Он даёт возможность подняться по одному склону, а спуститься по другому, и на вышеуказанном сайте было просто-таки рекомендовано именно так поступить, плюс часть пути проделать пароходиком (вместо заурядного поезда). Ну что ж, имея на руках точное расписание рейсов по Люцернскому озеру, раздобытое на сайте http://www.lakelucerne.ch мы двинулись в путь.

Придётся сказать откровенно: восхождение началось весьма буднично, с поездки на троллейбусе первого маршрута до района Kriens (нужная остановка называется Linde/Pilatus). Вот тебе, бабушка, и "здесь вам не равнина, здесь климат иной..." Единственным приключением на этом этапе покорения вершины было странное поведение транспортного средства - складывалось ощущение, что оно периодически заваливается набок, а потом выпрямляется. Заподозрив неладное, я проследио за процессом и выяснил: это троллейбус специально наклоняется на остановках, чтобы ступеньки сравнялись с тротуаром, и гражданам было удобнее заходить. Это, значит, пока мы защищали Европу от татаро-монгольского ига, швейцарцы развлекались вот такими штуками. Где справедливость?!

В остальном вояж прошёл без приключений, и вскоре мы доехали до до местного "базового лагеря". Небольшой переход по указателям вывел будущих восходителей к конечной станции подвесной дороги, где следовало оплатить проезд - 40.80 франков за всю дорогу смешанного состава (с учётом скидки обладателям действующего Swiss Pass).

То ли цена казалась остальным туристам излишне высокой, то ли по какой-то другой причине, но мы были на тот момент единственными клиентами. Так что рассчитанная на шестерых человек кабинка поступила в полное наше распоряжение, равно как у нас не имелось соседей на много метров ни сзади, ни спереди. Таким вот "одиночеством в сети" мы и поехали наверх, по заросшим лесом склонам. Деревья, надо сказать, в этих местах вымахали будь здоров, так что кое-где днище подвески едва не царапает за ветки. Потом, после очередной опоры, дорога вновь набирает высоту и тогда земля становится едва видна. Так, с горки на горку мы и добрались до промежуточной станции, на километровой высоте.

Оставалось проделать ещё половину пути, и эта часть поездки была очень интересной. Начать с того, что пересадочную площадку внезапно накрыло облако. Вот так, запросто, взяло и накрыло. Отвесный обрыв слева куда-то исчез и перед нами буквально выросла серая стена. Она словно срезала окружающий мир, и в нескольких шагах невозможно было что-либо разобрать. Пришлось аккуратно отступать к спасительному островку цивилизации, с кассой, сувенирной лавкой и контрольно-техническим пунктом. Пропустив через турникет билеты, мы заняли свои места в кабине - теперь уже наш воздушный вагон серьёзно увеличился в размерах - и стали ждать отправления. За одну минуту до указанного в расписании срока внутрь шагнул дородный мужчина, что-то посмотрел, что-то подкрутил, тут двери захлопнулись, и тросы пришли в движение. И в кабинке мы были одни-одинёшеньки, если не считать сурового мужика, заведовавшего подъемным механизмом. Он, так, сказать, возит народ взад и вперёд сквозь заоблачные дали.

Можно было бы подивиться такой профессии, но куда интереснее было смотреть за окно. Через короткий отрезок пути облака остались позади, а вокруг распростёрлись горные пики, перемежавшиеся зелёными долинами. Лично мне больше всего запомнились несколько уединённых шале на близлежащих склонах, а также извилистый желоб трассы для скоростного спуска на роликовых санках.

В отличие от предыдущего, длинного и пологого участка трассы, этот кусок маршрута не занял и десяти минут, зато резко понял нас ввысь. Вскоре мы прибыли на конечную станцию, напоминающую гигантский скворечник: кабина впорхнула в гнездо и там разместилась. Настало время насладиться покорённой горой. Нет, такой вид альпинизма мне определённо по душе!

Если по кабинке я бегал взад-вперед, стараясь запечатлеть сквозь стекло разные полускрытые облаками пейзажи, то на вершине горы можно было просто стоять и фотографировать всё подряд, от обхватившего берега озера города внизу, до далеких Альп, скрывающих за своими верхушками Монблан. Кругом был снег, а сверху светило солнце, и условия для съёмки были самые удачные, чем я пользовался вовсю.

Вот что я не снял, и об этом жалею, так это маленького индусика, который осторожно прикасался к белым кристаллам, и не верил своим глазам, когда в руках у него оставалась обыкновенная вода...

Исходив смотровые площадки взад и вперёд и сделав немало нажатий на кнопку фотоаппарата, мы решили расширить знакомство с горой и отправились в проложенный сквозь толщу породы тоннель. Тесноватая галерея с капающим потолком проложена вдоль отвесной стены, так что выглядывая из смотровых окошек, чувствуешь себя в плену стихии. Зато когда спустя пару сотен метров выбираешься на простор, ощущаешь себя так, словно заново родился. Хорошо ещё, ходить учиться заново не надо, а то по крутым лестницам не верхотуру забраться не удастся. Не одну и не две железные ступени придётся преодолеть, прежде чем каменная гряда сдастся, выпустит восходителей на свою спину и распахнёт перед ними окружающий мир, на десятки километров вокруг. Говорят, в хорошую погоду на юго-востоке видно даже высочайшую гору Европы, Монблан, но и без этой махины, скрытый далёкими облаками, виды просто чарующие. Особенно хороши пейзажи обрамлённого лесами озера четырёх кантонов, по которому, кстати, нам предстояло прокатиться. И, припомнив расписание пароходиков, мы заторопились на спуск.

Если восточная стена Пилатуса покоряется лишь с помощью крутых лестниц, на западный фасад легко забраться по тропинкам, пусть долго, зато не прикладывая усилий. Во всяком случае мы, спускаясь, почти не чувствовали перепада высот - вплоть до того момента, когда отправились к подножью горы по железной дороге. Действительно, путеводители не врали, и эту высоту проложена специальная ветка, у которой помимо двух обычных рельсов имеется ещё и третий, зубчатый. Вагон, проходя маршрут, то и дело должен цепляться специальным устройством за "страховку", иначе он непременно бы убыл вниз, в заросли диких кустов и деревьев. К слову, желающих испытать ощущения от поездки по 47-градусному склону хоть отбавляй, так что мы едва-едва не остались без мест: хоть с верхней станции один за другим отбыли сразу три состава, все желающие всё равно не поместились. Нам досталось купе с двумя обветренными, видавшими виды немцами, всю дорогу укладывавшими и переупаковывавшими свои сумки со снаряжением. Лично я бы на их месте отложил заботы о багаже на некоторое время, ведь виды порой заставляли просто открывать рот. Чего стоит одна только поляна, словно ковром покрытая тысячами цветов?! А игра солнца и тьмы в тоннелях?! А дремучая чаща и деревья в снегу посредине мая?! Красота, да и только...

Но, как выяснилось вскоре, с прибытием на конечную станцию замечательные мгновенья для нас отнюдь не закончились. Напротив, помня о панорамах Люцернского озера сверху, мы ожидали удовольствия и от созерцания местности с уровня воды, слегка волнуясь, успеем ли мы до отправления попасть на борт. Волновались, однако, мы совершенно зря: в Альпнахштадте между прибытием рейса зубчатой дороги и отходом корабля предусмотрен зазор в четверть часа. И подземный переход под шоссе там сделан, и даже подъёмник для инвалидов имеется.

Ладно, уж про нужды инвалидов я молчу, но почему, чёрт возьми, сколько я себя помню, автобус на Парголовское кладбище отправляется ровно за две минуты до прибытия очередной электрички?! Зачем надо заставлять людей и зимой, и летом ждать следующего рейса полчаса, почему нельзя слегка сдвинуть расписание?! Может, нанять на хозяйство иностранных "тренеров", хотя бы вот швейцарских управленцев...

Как бы вторя нашим размышлениям, над горькой участью России, над её двумя основными бедами заплакало небо. Весь народ, до этого с восторженными криками занявший место на носу, теперь оттуда выгоняли ливень вместе с ветром. Мы же предусмотрительно спрятались на корме, под защитой верхней палубы, так что от стихии практически не страдали. Кроме того, через четверть часа дождь отправился пакостить куда-то ещё, засветило солнышко, и всё смотрелось бы прекрасно, если бы по нашему патриотизму не был нанесён ещё один удар - ни с того ни с сего к нам на корму явился матрос и принялся чистой (!) тряпкой вытирать скамейки. Ладно, положим наши озера ничуть не хуже швейцарских, но почему, почему, почему нельзя у нас сделать такой же сервис?!

Казавшееся не очень длинным расстояние кораблик шёл довольно долго. Большую часть времени отняли заходы в различные населённые пункты, ведь рейс, на который мы пристроились, был вовсе не туристическим - это обычный пригородный маршрут, развозящий пассажиров. Есть и прямые катера, из Альпнахштадта следующие в Люцерн с минимумом остановок, но наш был не из таких. Впрочем, жаловаться не приходилось, ведь за время поездки мы посмотрели и небольшие деревушки, и автостраду, проложенную едва ли не по кромке воды, и затерянные в лесах пансионы, и нависающие над озером отвесные скалы многометровой высоты. Словом, когда пароходик, усиленно работая машинами (а посмотреть на действующий механизм можно через специальный люк в палубе), вошёл в люцернскую гавань, расставаться с ним совсем не хотелось, больно уж много положительных эмоций оказалось испытано на борту. Утешала перспектива увидеть ничуть не менее захватывающие места и, в частности Рейхенбахский водопад. Памятуя об этом мы поспешили на поезд; возможно, это было неправильное решение, но в тот момент казалось весьма разумным избежать встречи с подошедшими тучами. В самом деле, что за радость гулять под дождём? И мы отправились на юго-запад, в сторону Майрингена.

Путеводитель обещал дивные виды на Зарненское озеро и перевал Брюниг, да и вообще в дороге скучать не приходилось - то за окном горы, то долины, то полная тьма, потому как поезд вошёл в очередной тоннель. И уж, конечно, упомянутые озеро и перевал оправдали пропетые им дифирамбы на все сто процентов. Я даже не сдержался, перебрался на правый борт вагона, открыл окно и принялся снимать природные красоты. Правда, пасмурная погода слегка подпортила краски окружающего мира, но всё-таки передать ощущение восторга от пейзажа мне, кажется, удалось. Кроме одного кадра - на нём самым замечательным образом вышел придорожный столб: пока я целился, поезд своим чередом довёз моё окно до этого столба, ну а тот ничтоже сумняшеся изобразил центр композиции...

Спустя восемьдесят минут поездки состав устало вздрогнул и остановился. Из вагонов горохом посыпались приезжие, аккурат дюжина человек. Большая часть народу мигом исчезла кто куда, а мы остались стоять на привокзальной площади в некотором замешательстве, ибо обнаружили в пределах видимости сразу три водопада, каждый из которых казался вполне достойным пера Конан- Дойля. Хорошо, что схема, полученная мной на сайте http://www.reichenbachfall.ch (не смотрите его на работе, если включены колонки - там транслируется на всю мощь шум падающей воды, так что перепугаете весь офис) недвусмысленно указывала направление на единственно правильную точку, и точка эта была по правую руку от железнодорожного полотна, на горе. Согласно данным того же сайта, добраться до исторического места можно общественным транспортом. Все же, стоя возле памятника великому сыщику, я подумал, что здешние жители, видать, неплохо наживаются на своем везении, тогда как соседи, наверное, скрипят зубами от зависти и плачутся Фортуне, что не их деревушку английский писатель выбрал в качестве места упокоения своего героя. Майрингенцы же, поди, не устают молиться на обоих англичан, и вот весомый знак их благодарности - памятник худому человеку с трубкой в зубах.

Кстати, а почему Рейхенбахский водопад расположен в Майрингене, а не в Рейхенбахе, что находится гораздо западнее? На этот вопрос лично я ответа не нашёл.

Так или иначе, на Конан-Дойля посещение этой достопримечательности произвело неизгладимое впечатление, и он не нашёл более подходящего места, чтобы избавиться от надоевшего ему героя, нежели каскад водопадов, общей высотой 250 метров. Сказано - сделано, и Шерлок Холмс отправился вместе с Мориарти в бездну. Правда, потом писателю пришлось туго. Поклонники забрасывали его письмами недовольства, и даже королева обратилась к нему в частном порядке - не как к подданному, а как к человеку - с вопросом, нельзя ли что-нибудь предпринять для изменения судьбы великого сыщика. Чашу терпения писателя переполнила его мать, которая прокляла чадо со словами: "Раз ты так поступил с Шерлоком Холмсом, ты больше мне не сын". Пришлось ему сдаться и воскресить героя. Так что для знаменитого сыщика знакомство с водопадом завершилось всё-таки не так плачевно, как для нас: не успели мы пройти в нужном направлении и километра, когда дождь, долго раздумывавший, как ему поступить, всё же начался. Хорошо, что рядом оказалась автобусная остановка, а к ней по счастливому стечению обстоятельств подъехал автобус. Он, правда, шёл обратно в Майринген, но выбирать не приходилось.

Как назло, ставших уже привычными нам информационных автоматов не было, вокзал уже закрылся, а на стендах имелось только расписание на перегоны Meiringen-Interlaken и Meiringen-Luzern. Соответственно, оставались два варианта - двигаться на запад, с неизвестной величиной в виде графика пересадок на поезда в столицу, либо возвращаться на берега озера четырёх кантонов, и оттуда ехать в сердце Швейцарии, благо этот участок уже был разведан, и время отправлений известно. Дождь меж тем переродился в какой-то жутковатый ливень, и под этот аккомпанемент барабана плюс литавр в исполнении грома мы ехали всю дорогу в Люцерн, а оттуда, после получасового перерыва, в сопровождении потоков воды полтора часа ползли до Берна.

Надежды на то, что за ночь стихия угомонится, пошли прахом после первого же утреннего взгляда за окно. Теперь уже деваться было некуда, и единственное, что оставалось, это попробовать пережить день внутри музеев и прочих достопримечательностей. Одним из таких мест мы выбрали расположенный на Bundesplatz Швейцарский парламент, перед которым били прямо из мостовой 26 фонтанных струй, символизировавших, как вы уже догадались, кантоны Швейцарской республики.

Внутрь парламента периодически пускают посетителей, но только организованными группами и только по предъявлении паспорта. Честно сказать, изначально-то мы не собирались заходить в здание, хотя я и узнал на сайте http://www.bundeshaus.ch  всякую информацию насчет визита, и теперь, когда дождь начал откровенно бесчинствовать, моя предусмотрительность оказала нам хорошую услугу.

Туры по парламенту чередуются по языкам, так что нам немного повезло, поскольку очередной вояж на английском начался буквально пять минут назад, и, что самое удивительное, в группе оставались свободные места. Мы немедленно воспылали желанием познакомиться с внутренностями комплекса, и, после некоторых формальностей, были пропущены. Желающие повторить наш подвиг должны иметь при себе паспорт, а не должны иметь громоздких сумок, потому что ячейки для вещей, куда отправляется все без исключения имущество, не очень велики. Даже верхнюю одежду приходится сдавать, да еще и проходить через металлоискатель. Наконец, любезный охранник проводил нас через два помещения, уже пройденных экскурсией, и сдал с рук на руки гиду, рассказывавшему о центральном вестибюле. По его словам выходило, что чуть ли не каждая архитектурная деталь помещения имеет особый смысл. Вот, например, на куполе представлены гербы всех кантонов. А вот в центре лестницы монумент из трёх фигур, изображающих первых объединившихся. Далее, в боковых пролётах установлены четыре статуи, символизирующих государственные языки: французский, немецкий, итальянский, ретророманский. Чуть в стороне 4 витража, изображающие сельское хозяйство, мореплавание, ткачество и литейное дело. И так далее, и тому подобное. Лично мне больше всего запомнился зал заседаний, где всех присутствующих на экскурсии рассадили за столы депутатов. Надо сказать, швейцарские рабочие места отечественным в подмётки не годятся - мебель подержанная, несовременная, да и вообще нет никакого шика. Как будто и в самом деле в здании работают слуги народа, а не его господа. Завершала картину диссонанса с привычной нам картиной работы парламент висевшая на стене схема рассадки депутатов в зависимости от фракции. Не один и не два цвета имелись на ней, так что даже немного удивляла та стабильность, которой славится альпийская страна - и это в отсутствии мощного блока "Единая Швейцария" и её дополнения под название "Справедливая Швейцария" (кстати, интересно, одни "единые", а другие "справедливые", означает ли это, что "единые" несправедливы, а "справедливые" не едины?); в общем даже удивительно, как в условиях парламентской борьбы и коалиционного правительства государство умудряется существовать, да не просто существовать, а жить, и жить, заметим, неплохо.

Судя по схеме, мне досталось место какого-то деятеля из "правых", а матушка через проход сидела в лагере местных "зеленых". Под журчание гида мы то и дело вертели головами, удостоверяясь, что зелёные кресла принадлежат депутатскому корпусу, коричневые отведены гостям, а надо всем залом доминирует картина, где сквозь облака над горами и озёрами выступает "Дух свободы". Дополняют композиции фигуры "Личной свободы" и "Общественной свободы". В общем, если пойдёте на экскурсию, не забывайте почаще смотреть по сторонам и обозревать потолок, а то не ровен час пропустите что-нибудь интересное вроде аллегории туризма с биноклем, альпенштоком и саквояжем.

Интересно, что два франка, брошенные мной в щель камеры хранения, по открытии ячейки вернулись к своем обладателю! Я с таким проявлением коммунизма столкнулся еще в Дании, но тогда подумал, что автомат просто испорчен. Оказывается, это такая странная практика...

Сорок пять минут, отведённых на экскурсию, истекли, и уже в одиннадцать утра мы снова стояли на заливаемой сверху улице. Ладно хоть бернцы ещё в средние века завели себе моду устраивать улицы с аркадами, прикрывающими от непогоды. Под защитой этих замечательных построек мы неторопливо побрели под уклон Kramgasse, осматривая витрины магазинов и постепенно приближаясь к мосту Нидегг, за которым расположены Медвежья яма и туристический центр.

Мутные воды реки Аре, несущиеся где-то внизу, совсем не вдохновляли, и даже дома, уходящие фасадами, по-венециански, прямо в воду, не радовали глаз. Не намного увлекательнее выглядели под дождём бернские медведи, символизирующие город. Один из символом уныло бродил вдоль периметра котлована, выпрашивая еду, а двое других, лежавшие между камней, больше всего напоминали старые тряпки, брошенные посреди покинутого людьми двора.

Куда более приятно было находиться внутри помещения турцентра - и не только из-за температуры, но и благодаря устраиваемому регулярно просмотру видового фильма с элементами театрального представления. Так, когда рассказывалось об оккупации страны французами, из-под пола выскакивал наполеоновский солдат и палил из ружья, и т.п. Детям, полагаю, представление очень понравилось бы. Заодно им стало бы известно, что поселение в крутой излучине реки Аре было основано герцогом Берхтольдом V Церингенским на рубеже XII и XIII веков, скорее всего в 1191 году. Существует много версий происхождения названия города. Согласно одной, оно происходит от названия кельтского поселения на месте Берна. По другой, более романтической версии, герцог решил окрестить новый населённый пункт именем первого убитого им зверя. Хорошо, таковым оказался медведь, (по-немецки Bar), а если бы, упаси боже, скунс или там енот? Нет слов, здорово иметь в гербе бурого мишку, но как бы смотрелся город под енотовыми стягами?..

Следующей важной вехой жизни Берна авторы представления посчитали грандиозный пожар образца 1405 года, когда порядка пятисот домов, построенных преимущественно из дубового леса, сгорели в пламени вместе с немалым количеством людей. С тех пор горожане начали возводить каменные здания, и не только оправились от потрясения, но и стали потихоньку подчинять себе окрестные земли. Об этом представление, конечно, умалчивает, но мы-то знаем, что граждане нынешней швейцарской столицы успели прихапать всю территорию вдоль реки Аре плюс район Аргау, и добрались аж до берегов Женевского озера. Правда, там им спуску не давали, а с появлением в Альпах Наполеона все распри мигом прекратились, потому что грозный завоеватель походя прибил всю здешнюю мелюзгу.

По итогам Венского конгресса от владений Берна остались рожки да ножки, зато тридцать лет спустя город был избран столицей Конфедерации, в каковой должности пребывает и по сей день. Его жителей можно понять: куда интереснее гордиться своим столичным статусом, нежели гнить в окопах ради захвата пары клочков земли. В финальных сценах шоу высказывалась неприкрытая надежда, что период мира и процветание продлится ещё долго, аминь!

За прошедшие с момента расставания полчаса дождь несколько снизил свою активность, но медведи краше не стали. Угостив наиболее жалостно выглядевшего из них яблоком, мы пошли вдоль самого берега реки, стараясь держаться наиболее густых участков прибрежного парка; об идее ехать на холм Gurten и, гуляя по тамошнему зелёному массиву, созерцать панорамы, пришлось забыть. Кое-как миновав мост Kirhenfeld, мы вышли к городскому собору, надеясь внутри него получить убежище от непогоды. Тщетно! По случаю понедельника самое большое здание Берна было закрыто, и ни забраться на 100-метровую высоту башен, ни хотя бы осмотреть внутреннее убранство не представлялось возможным. А меж тем постройка представляет несомненный интерес, так как её возведением занимался целый ряд архитекторов, и оттого она носит отпечаток различных стилей. Шутка ли, строительство началось в 1421 году, а последний штрих был сделан в 1893, спустя более чем полвека. И вот такое диво пришлось осматривать только снаружи, хотя в этом нет большого убытка, ведь главная по сути достопримечательность собора находится как раз над его входом. Речь, естественно, идёт об искусно выполненном портале со сценами Страшного Суда: всё изображено исключительно доходчиво - слева добропорядочные христиане возносятся в царство божие, справа грешники горят в аду. Весьма впечатляет...

Будь собор в лучах солнца, а не в струях дождя, он, несомненно, смотрелся бы ещё более выигрышно, равно как и знаменитая Zytgloggetuem, Часовая башня. С 1191 по 1250 год она служила крепостными воротами, а нынче является легко узнаваемой визитной карточкой города. К сожалению, работой знаменитых часов, устраивающих представление каждый час, мы познакомиться слегка опоздали, а ждать следующего захода под дождём и ветром не представлялось возможным. Даже по магазинам пройтись толком не было сил и, почувствовав, что лимит водных процедур уже исчерпан мы скрепя сердце отправились в отель.

Там, отдохнув и обсохнув, к пяти часам мы снова пришли в форму, попутно с удивлением обнаружив, что в Берне, оказывается, тоже есть голубое небо. Тогда мы, радостно напевая, снова пошли гулять. На этот раз центром нашего внимания стал левый берег реки, куда мы попали самым незамысловатым образом, пройдя через Lorranbrucke. По плану следовало посетить расположенный прямо рядом с мостом Ботанический сад, но тот оказался уже закрыт - привет от дневного дождя, укравшего у нас три часа. Тогда мы решили пройтись по окрестностям, и по Viktoriastrasse постепенно вышли к Rosengarten, симпатичному саду, основным содержанием которого являлись, как уже понятно, розы. С террасы открывался превосходный вид на живописный район Matte, теснящийся в излучине реки, и оттуда получились наиболее удачные за весь день снимки. Солнце уже успело подсушить почву и скамейки, так что три четверти часа мы провели в блаженном покое и созерцании. Сидя на смотровой площадке, понимаешь справедливость слов Гёте, который сказал о Берне так: "Это самый красивый город из всех, которые мы когда-либо видели".

Кстати, хорошо сохранившуюся старую часть города организация ЮНЕСКО занесла в список Всемирного культурного наследия. Я так думаю, что представители этой организации навестили швейцарскую столицу в солнечную погоду, потому что Берн под дождём и Берн под солнцем - два совершенно разных города. Совсем по-иному смотрелись знаменитые аркады, стрелок с памятника вроде даже воспрял духом, а знаменитые фонтанчики уже не раздражали взгляд; днём думалось: и с небес вода, и из-под земли вода, сколько можно!. Напротив, в тихих сумерках они казались волшебными источниками, тем более что до 1861 года, когда был построен водопровод, только в них имелась питьевая вода.

Гуляя до позднего вечера, мы, конечно, не преминули посвятить немного времени поискам Цветочной улицы, в Берне отсутствующей. Честно говоря, я бы на месте горожан втихомолку какую-нибудь улочку переименовал, а потом бы водил туда русских туристов: вот дом, где покончил с собой профессор Плейшнер, а вот на подоконнике стоят 32 утюга, означающие, что явка провалена...

Думается, аттракцион был бы хоть куда...

Да, в конце концов, с Берном мы поладили. Но вот незадача - составленный график поездки обязывал нас на следующий день отправляться в Цюрих. В этом вопросе мы отдались на милость швейцарской транспортной системы, и она не подвела, сработав как часы: в 8.45 к остановке возле гостиницы прибыл трамвай, в 8.52 он высадил нас у вокзала, в 9.02 поезд унёс нас прочь из столицы. Нас ждали водопады Рейна, пряничный городок Штайн-ам-Райн, тесное знакомство с самым крупным городом страны и даже визит в другое государство, княжество Лихтенштейн...

 

Посмотреть фотографии... Продолжить поездку... 

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru