ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Сальвадор

Самостоятельное путешествие по Центральной Америке позволило мне увидеть достопримечательности Сан-Сальвадора, оценить городской собор и национальный дворец, посетить военный музей Сальвадора; хотите знать больше - читайте рассказ про поездку в Сальвадор

 

Латинская Америка: разрушая мифы. Глава 4. «…делать там особо нечего, и на долго оставаться вряд ли захочется»

Провести ночь в аэропорту Токумен мы решили после того, как выяснилось, что единственный доступный нам рейс на Сан-Сальвадор компании «Avianca» вылетает в 7 утра. Получалось, что нам пришлось бы покидать отель как минимум около четырёх, чтобы ехать на такси – всё равно бы выспаться не удалось. А так мы зарегистрировались одними из первых и сразу завалились в бизнес-ложу, благо моя золотая карточка союза «Star Alliance» позволяла это сделать. Словом, в "Embraer-190" мы погрузились сытыми и довольными. На борту нас ожидало приятное открытие: салон оказался полупустым и можно без труда было занять два сиденья. При таком раскладе разумно было бы вытянуться и пару часиков вздремнуть, но как только самолёт взлетел, при виде открывшихся панорам Центральной Америки спать нам быстро расхотелось. Чего стоили одни только коста-риканские вулканы, дымившие справа по борту…

 

Вторая по счёту страна американского континента встретила такой же жарой, как и первая, в знакомом нам панамском духе проходил и паспортный контроль. Очередь двигалась очень-очень неторопливо, и к тому же дядька, продававший туркарточки, то и дело ходил советоваться к коллегами на предмет, с кого сколько брать денег. Мы в итоге заплатили по пятёрке…

 

Доехать из главного аэропорта Сальвадора до столицы можно на такси, на специальном шаттле, или на маршрутке. Мы выбрали последний вариант и, перебравшись на другую сторону прилегающей к терминалу автостоянки, стали ждать. Простоять нам пришлось не больше 10 минут, хотя на первом из автобусов мы не смогли бы добраться до Сан-Сальвадора, он шёл куда-то ещё. Тут подоспел второй, в него-то мы и погрузились.

 

Сперва нам пришлось пожалеть, что жадность отвратила нас от шаттла из аэропорта: нам пришлось встать в проходе, так как маршрутка пришла уже битком. То есть это мы думали, что она битком, а битком она стала много позже, когда в салон типа ПАЗика набилось вдвое больше народа, чем было. Люди садились на каждой остановке, тех, кто не решался лезть в пекло, подталкивал кондуктор. Эта примечательная личность вообще успевала повсюду, паренёк и по салону лазил, собирал деньги, и выскакивал на всех остановках, и примечал, кто вошёл, а когда внутри перестало хватать места, принялся перемещаться на ходу вдоль борта, хватаясь за приваренные трубы на манер обезьяны. Вообще, маршрутка из аэропорта Сан-Сальвадора произвела на нас самое сильное впечатление: одна только висевшая на подножке семья с ребёнком чего стоит. И, главное, нам досталось почти на весь путь дивное развлечение в виде фигуристых девиц, обосновавшихся строго сзади нас. Сколько бы народу не набивалось в салон, какие бы пертурбации не происходили с пассажирами, аппетитные ягодицы юных сальвадорок постоянно чувствовались позади; как они приклеились в районе городка Сан-Хуан Тальпа, так и не отлипали до самой столицы, где моментально растворились в толпе. Что обидно, во время поездки руки у нас были заняты – надо было и держаться самим, и рюкзаки держать, так что более тесного знакомства не вышло, и вообще поведение девушек осталось непонятным. Ладно, хоть мы получили массу удовольствия всего за 61 евроцент с носа…

 

Прибыв на главный автовокзал Сан-Сальвадора, человек сразу попадает в людской круговорот, шумный и головокружительный. Правда, назойливо, как в арабских странах, местные таксисты не пристают, и если держаться твёрдо, от них легко отделаться. Может, мы и взяли бы такси в Сан-Сальвадоре, но поглядев из окна маршрутки на пробки, пришли к выводу, что проще будет дойти до отеля пешком. Так оно и оказалось…

 

 

Заказанная мной гостиница «Villa Florencia Centro» находится действительно в центре, всего несколько кварталов отделяют её от главной достопримечательности Са-Сальвадора, собора святого Спасителя. Здание запомнилось мне в первую очередь гаражом, устроенном во внутреннем дворе, да буйной растительностью там же. Выделенная нам комната выходила окнами в коридор, в ней имелся кондиционер, это нас порадовало. Что огорчило, так это душевая кабинка, где горячая вода шла через раз. Отчасти искупала недостатки низкая цена в 30 долларов за ночь, однако за ненамного большие деньги можно было бы отыскать и более достойные гостиницы Сан-Сальвадора. Да, и не следует путать два разных объекта со схожими названиями: «Villa Florencia Centro» и «Villa Florencia Zona Rosa» находятся друг от друга далеко, второй отель вообще чёрт знает где…

 

Избавившись от рюкзаков, умывшись и слегка передохнув, мы отправились смотреть достопримечательности Сан-Сальвадора, нас в первую очередь интересовал собор. Как дойти до него, мы уже знали, однако предпочли другой путь, по боковым улицам, чтобы сразу свести знакомство с местной жизнью. Знакомство удалось, и подсмотренные по пути зарисовки стали потом предметом для обсуждения.

 

Начать надо с того, что ни о каком разгуле преступности не шло и речи; если в Ливане повсюду торчали автоматчики, стояли бронетранспортёры, часто встречались обложенные мешками с песком блокпосты, то над сальвадорской столицей витал дух обыденности. Да, возле банков и правительственных учреждений дежурили вооруженные люди, но охраны возле магазинов и кафе, как, скажем, на Филиппинах, не наблюдалось. Так что, на мой взгляд, уровень преступности в Сальвадоре не так уж высок. Порой приходится встречать упоминания про большое количество убийств, совершаемых в странах Латинской Америки, ну так и в Йоханнесбург мы ехали будучи уверенными, что там людей стреляют почём зря круглый сутки. На деле оказалось, что смертоносные разборки касаются главным образом обитателей негритянских гетто, а центральные районы живут спокойно и достойно.

 

Собственным примером разоблачив миф про уровень преступности в Сальвадоре, мы вскоре окунулись в круговорот вещевого рынка, занимавшего несколько улиц. Тамошние пейзажи были настолько живописными, что брат прошёл пару кварталов с включённой камерой на весу и запечатлел массу сцен. В одном месте шёл оживлённый торг за детские рюкзаки, в другом можно было купить китайские смартфоны, в третьем продавались спортивные костюмы «abibac». Пару раз перед объективом проплывали местные закусочные, и это были вилы… Мне больше всего запомнился чан с потрохами, приготовленными к варке, и ещё разъездная тележка, влекомая дородной индианкой. Дым от её кушаний шёл коромыслом, не говоря уже про запах, но, похоже, горожане к такому притерпелись и охотно брали свежепожаренные лепёшки – это была знаменитая сальвадорская пупуса. На меня процесс приготовления пупусы произвёл такое сильное впечатление, что потом, видя какую-нибудь местную еду, я приговаривал: «Вон какую пупусу понесли» или «Вот это пупуса так пупуса»…»

 

 

Потом случилось сразу два происшествия. По выходе с рынка, почти рядом с собором нас попытался обратить в свою веру бойкий евангелист, а на самой Plaza Barrios (она же Plaza Civica) мы чуть было не попали под струи внезапно заработавшего фонтана, охранявшего подходы к памятнику Херардо Барриосу, видному политическому деятелю Сальвадора.

 

Восседающий на коне политик скачет на запад, туда, где стоит Национальный дворец Сальвадора, видное здание в античном стиле с портиком и колоннами. А рядом возвышается городской собор, место поистине сакральное. Ещё в первой половине двадцатого столетия храм был деревянным и только когда языки пожара слизали старую постройку, развернулось масштабное строительство. Увы, волнения, охватившие страну в 1970-е годы, не позволили быстро привести работы к логическому концу, хотя сальвадорские священники всё равно проводили службы в недостроенном соборе. Внутри здания в 1980 году разыгралась настоящая трагедия, когда архиепископ Оскар Ромеро был застрелен снайпером прямо по ходу богослужения. Причиной смерти послужила правозащитная деятельность пастыря, причём в отличие от российских правозащитников заботился он не о боевиках Басаева и гомосеках, а о рядовых согражданах, пытаясь вытащить их из бедности; желал, понимаете ли, остановить насилие, призывал к аграрной реформе, проповедовал христианские ценности, типа милосердия и сострадания. Естественно, подобная деятельность не вызывала радости у тех группировок, которые активно поддерживали США – тогдашние сальвадорские «правосеки» считались борцами за демократию, мешавшими распространению коммунистической угрозы. Апелляции Ромеро к мировому сообществу ничего не дали, не стал вмешиваться и папа Иоанн Павел II, посчитавший, что нужды каких-то там крестьян менее важны, чем противостояние с коммунизмом. Если уж правым с огромным скрипом поставили в вину изнасилование и убийство американских монашек, то священник, пусть даже и в сане архиепископа, вообще пошёл боком. Мало того, всё тот же Иоанн Павел II старательно мешал беатификации Ромеро, считая его отъявленным марксистом.

 

Под своды собора мы вступили с благоговением, дивясь его размерам и богатству интерьеров. Особенно нас впечатлил большой мужской портрет, который, как мы думали, обозначает надгробье Ромеро. На самом деле на картине был изображён основатель организации «Опус Деи» Хосе-Мария Эскрива. А могила убитого архиепископа находится в подземелье, куда при желании можно спуститься.

 

Закончив с одним приятным уголком города, мы вскорости свели знакомство с другим, когда вышли на Plaza Libertad и с удовольствием осмотрели её симпатичный ансамбль. Оказалось, испанское поселение зародилось 400 с лишним лет назад вокруг этой площади, а Plaza Barrios выбилась в главные совсем недавно. Округа мне запомнилась аккуратно подстриженными деревьями, вокруг стояли сплошь дома колониальной архитектуры с характерными галереями вдоль первых этажей, над миром парила фигура ангела свободы: памятник, посвящённый борьбе Сальвадора за независимость установили в 1911 году, сделав его напоминанием о героях сопротивления чужому владычеству.

 

На восточной стороне площади возвышалась странная конструкция, сперва принятая нам за рынок. Путеводитель по Сан-Сальвадору быстро развеял наши заблуждения, сообщив, что это храм, причём один из самых почитаемых. Церковь святого Спасителя, она же Сан-Розарио, выглядит в высшей степени необычно; вроде как местный архитектор Рубен Мартинес стремился придать своему детище нарочито невзрачный вид, чтобы внешней оболочкой не отвлекать верующих от благочестивых мыслей. Так что внутрь церкви мы не пошли, и зря, потому что виденные нам потом фотографии интерьеров производят сильное впечатление из-за витражей, участвующих в причудливой игре света.

 

От Plaza Libertad мы сдвинулись к северо-востоку, держа курс к началу Calle Concepcion, где находится автостанция «Ticabus» в Сан-Сальвадоре. Поход надолго не затянулися, и миновав бывшие казармы, превращённые теперь в рынок, наша двойка вышла куда нужно. Здесь, в отличие от Панамы, купить билеты на переезды между городами Латинской Америки оказалось проще простого, кассирша прекрасно говорила по английски, и мы сразу застолбили следующий отрезок, от Тегусигальпы до Манагуа, заплатив за двоих 40 долларов. Следовало бы заодно приобрести билеты из Манагуа до Сан-Хосе, однако мы взяли с собой не так много денег, а карточки «Ticabus» временно не принимал. Ладно хоть за дорогу из Гондураса в Никарагуа можно было быть спокойным – на тот момент мы ещё не знали, как придётся нам попрыгать в Манагуа, чтобы добраться до Коста-Рики.

 

Прогулка обратно в Centro Historico познакомила нас с популярным местным творчеством: создание граффити является чуть ли не национальным развлечением сальвадорцев. Многие рисунки очень даже ничего, и если художникам не хватает мастерства, то уж экспрессии хватает с лихвой.

 

Нам очень хотелось добраться в военный музей Сальвадора, и так как топать по жаре несколько километров никто не желал, мы стали прикидывать, как бы в нужный район доехать. Поскольку местные автобусы массово обитают возле Plaza Civica, туда мы и направились, рассчитывая на месте вызнать, кто куда идёт. Заодно по дороге удалось осмотреть две достопримечательности Сан-Сальвадора, Plaza Morozan и Национальный театр. Площадь, названная в честь Франсиско Морасана, известнейшего военного и политического деятеля, украшена его памятником. Человек был, между прочим, выдающийся во всех отношениях: гвозди бы делать из этих людей! Он ведь успел побыть президентом Сальвадора и Гондураса, возглавлял Соединённые Провинции Центральной Америки, да ещё и Коста-Рикой поруководил, пусть и недолго.

 

 

Национальный театр оказался не столь впечатляющим, как послужной список Моросана, но тоже заслуживал лестных слов. Оригинальная постройка, созданная зодчим из Франции по французским же образцам появилась на карте столицы в 1917 году и сразу стало культурным центром всей страны. Так что Сан-Сальвадор оказался местом не только безопасным, но и вполне развитым, цивилизованным. И кто там говорил про уровень преступности в Сальвадоре?!

 

Дополнительным штрихом ко вполне доброжелательной атмосфере стали наши поиски автобуса на юг. И пусть первый водитель не захотел нас понимать, тут же нашёлся человек, готовый совершенно бескорыстно помочь туристам. Он, вообще-то, торговал на остановке лотерейными билетами, однако завидев смущённых иностранцев бросил работу и принялся выяснять, куда мы едем. Поначалу диалог не клеился и выглядел примерно так:

- Сан-Маркос?

- У?!

- Парко зоологико?

- Ы?!

 

Тут брата осенило спросить «карсель сапота», и сальвадорец сразу понял, что нужно белым. Он аж всунулся в очередной поехавший автобус и, судя по всему, подробно объяснил водителю, где высадить туристов.

 

За проезд мы заплатили сущую ерунду и, усевшись на продавленные сиденья «чикенбаса» стали глазеть в открытые окна. Путешествие, впрочем, надолго не затянулось, уже минут через 10 водитель знаками показал нам, что, дескать, пора вылезать.

 

Возле комплекса Cuarcel Zapota нас ожидала толпа военных, с настороженным интересом изучавшая двух приближающихся белых. Мы даже малость струхнули, помня, как «отличилась» сальвадорская армия во время гражданской войны и держа в уме неприятные страницы общения с военными в Замбии. Нервничали мы, к слову, совершенно зря, потому что перед нами стоял всего лишь караульный взвод, прибывший на смену коллегам.

 

Фактически, Военный музей Сальвадора находится на территории воинской части, но проходить можно без проблем, обыск вещей чисто поверхностный. Уже то, что фотографировать нигде не запрещено, должно внушать туристам уверенность в своих силах.

 

Совершая переход от ворот к основному корпусу, мы неожиданно столкнулись с таким удивительным объектом, как трёхмерный макет Сальвадора. Все горы, долины, озёра, города эта конструкция воспроизводила в подробностях. Со специальной площадки видно абсолютно всё, так что всем, кто интересуется, куда можно поехать и что посмотреть в Сальвадоре, настоятельно рекомендую посетить бывшие казармы.

 

Что касается основной экспозиции, то она нам тоже понравилась. Не то, чтобы военный музей Сан-Сальвадора производил яркое впечатление, как, скажем, Британский имперский музей, но история войн и конфликтов региона излагалась последовательно. Для начала мы с интересом изучили коллекцию военной техники, выставленной перед здание казарм и во дворе: тут были и американские модели, и продукты местного производства, такие как обшитый листами железа джип. А в помещениях нас ждали документы, фотографии, картины, униформа, знамёна; фотографируясь с флагом очередного батальона коммандос брат едва не своротил все соседние древки, чудом мы избежали позора… Оружие, к сожалению, оказалось надёжно закрытым в стенды, пощупать кавалерийские шашки, «маузеры», автоматы Томпсона и знаменитые ножи-мачете нам было не суждено. Стоит отдельно отметить зал, посвящённый конфликту Сальвадора с Гондурасом – вскоре, по прибытии в Тегусигальпу, нам довелось увидеть те же события с другой стороны…

 

Что интересно, кровопролитные события междоусобицы, продолжавшейся больше 10 лет, военный музей Сальвадора по большей части деликатно обходил стороной; тогда военные так и не смогли сломить сопротивление повстанцев из Фронта освобождения имени Фарабундо Марти. Не смогли, несмотря на всестороннюю поддержку со стороны «демократического мира» - не правда ли, похоже на реалии нынешней Украины…

 

Закончив осмотр очередной достопримечательности Сан-Сальвадора, мы вернулись в сердце города, предварительно навестив торговый центр «San Jacinto» - нам нужно было пополнить запасы воды и подкрепиться. При входе в комплекс нас встретила толпа вооружённой до зубов охраны. Мы, конечно, отметили, что возле магазинов, банков и других объектов дежурят бойцы местных ЧОПов, однако тут была именно толпа людей с оружием. Как оказалось, вооружённая орава прикрывала вход неспроста: в фойе комплекса чинили банкомат.

 

Уровень цен в Сальвадоре невысокий, рассчитываются все долларами - просто мечта туриста. Мы к тому же смогли недорого поесть в местной забегаловке. Вот с едой на самом деле проблемы, по крайней мере на прогулке нам не удалось найти аутентичные ресторанчики, всё попадались по большей части сомнительные закусочные. Там вполне можно поесть недорого и прямо в центре Сан-Сальвадора, однако за качество пищи ручаться никак нельзя. Для справки скажу, что порция курятины с картошкой и зеленью обойдётся где-то в 3 доллара, за полдюжины мясных пирожков придётся заплатить полтора-два доллара, небольшого размера пиццу заведения общепита охотно отдадут за доллар с небольшим – вот и судите сами, можно ли недорого обедать в Сальвадоре.

 

День для нас закончился раньше, чем следовало: всё-таки бессонная ночь сказывалась, и мы явились в номер ещё до наступления сумерек. Не исключено, по ночам и творятся все те ужасы, о которых упоминают те, кто пишут про высокий уровень преступности в Сальвадоре, однако наутро ни трупов, ни луж крови не наблюдалось, это точно.

 

Второй сальвадорский день получился неполным, нас уже ждала длинная дорога – нет, не в казённый дома, а в Гондурас. Поэтому было решено ограничиться походом по окрестностям. Сперва мы направились в сторону парка Кускатлан, который путеводитель по Сальвадору называл замечательным местом отдыха. На поверку это оказалась пыльный, замусоренный участок земли с вытоптанными газонами. Единственный по-настоящему интересный уголок парка находится в его северо-западном углу. Это монумент жертвам политических репрессий, на которым выбиты тысячи имён. Мало того, по краям гранитных плит прилеплены от руки написанные бумажки – это родственники пропавших без вести напоминают о тех, кто в скорбный мартиролог не попал. Поистине, грустное место…

 

Рядом с памятником нам встретилась компания вояк, патрулировавших окрестности. Мы с ними мило раскланялись, и было завели знакомство, затронув банальную тему «Where are you from?». Побеседовать нам удалось, а вот сниматься солдаты категорически отказались, хотя выглядели очень живописно. Пришлось топать дальше несолоно хлебавши…

 

По ходу дела брат обратил внимание на политическую рекламу, заполонившую город. При этом на всех до единого плакатах эмблемы партий оказались перечёркнуты. Сперва мы думали, что это происки конкурентов, пакостящих друг другу, но когда крестики обнаружились на билбордах, стало ясно, это нарочитый ход. Многие сальвадорцы неграмотны, и запоминающийся рисунок в избирательном бюллетене наглядно подсказывает им, где нужно поставить отметку.

 

Как и следовало ожидать, абсолютно никакой криминальной угрозы городские кварталы не таили, ну разве что от раздолбанных местами тротуаров исходила угроза вывихнуть ногу. Но это и в родном отечестве дело нехитрое, у нас в Питере замощённый брусчаткой дороги начали разъезжаться уже через год. И слухи про бедность Сальвадора мне тоже показались преувеличенными, местами попадались очень приличные особнячки, хотя потёртых временем домов хватало.

 

В настоящий оазис цивилизации мы окунулись позже, когда вышли к стыку Bulevar De Los Heroes и Alameda Juan Pablo II. Там находится торгово-развлекательный комплекс «Metrosur», где можно не только купить одежду или там обувь, но и сувениры из Сан-Сальвадора, нигде больше футболки и вымпелы нам не встретились. Отдельно нас порадовал продуктовый супермаркет в подвале здания, и мы запаслись как водой, так и фруктами. Только я дал маху при покупке, когда предпочёл здоровенные, крупные бананы мелким – как раз мелочь и следовало брать, потому что большие экземпляры для пожирания не предназначены, их используют в приготовлении блюд, обжаривая и туша. Ошибка выяснилась уже много позже, на самой границе с Гондурасом.

 

Забрав вещи из отеля, мы решили не ходить как обычно пешком, а проехать несколько кварталов городским транспортом. Тут вышло недоразумение: мы водилу предупреждаем, что нам нужен «отобус эстасьон интернасьональ», а он тычет пальцем через плечо, дескать, вам туда. Рядом с отелем действительно имелся автовокзал, откуда отправляются автобусы из Сан-Сальвадора в Гватемалу, и лишь когда мы сказали волшебное слово «Тикабус», всё встало на свои места. Шофёр даже подсказал нам, когда нужно выходить, как будто мы сами не знали, где находится автостанция «Ticabus». Тут надо заметить, что мы едва не опоздали на рейс, так как львиную долю всей поездки стояли, а не ехали. Не будь на улице такая жара, можно было и пешком дойти, проще оказалось бы…

 

 

Напоследок Сальвадор «порадовал» картинкой, запавшей мне в память: сидевшая перед нами тётка индейского вида чистила апельсин и мило швыряла за окно корки. По-моему, отсюда во многом вытекают беды таких стран, чьи жители не уважают родную землю…

 

О погрузке в автобус сказать особо нечего; в отличие от Ливана или Лаоса всё прошло гладко, пассажиры садились на свои места, номера кресел на билетах совпадали с реальностью. Фокус выкинул только севший за руль дородный метис. На мой взгляд, добраться из Сальвадора в Гондурас просто: выезжай на трассу 1W и двигай себе почти до самой границы. У водителя, однако, был собственный план поездки, и для начала он забрался сильно к северу. Только когда за окном замелькал городок Апопа, мужик, похоже, понял, что мы в полной апопе и круто свернул на восток…

 

Прощание с Сальвадором вышло скомканным: за нас вдруг взялись местные борцы с наркотиками. Сперва по салону прошёл пограничник и, собрав паспорта и всех пассажиров, удалился, по дороге в караульное помещение переговорив с одетой в чёрное компанией антинаркотского спецназа. Я, помнится, ещё выпалил, что, дескать, хорошо мы не едем с юга на север, вдоль традиционного пути наркотрафика в США, как к нам подошёл воинственного вида мужик и велел брату вылезать. Я увязался за компанию, попав заодно под раздачу. Обыскивали нас тщательно, залезли во все карманы, распотрошив малые рюкзаки и нацелившись потрошить рюкзаки большие, затерянные среди багажа. Уже не знаю, с чего сальвадорцы к нам прицепились, и почему отстали, но отделались мы только личным обыском – видать, до них дошло, какую гору добра придётся разрыть внутри автобуса, чтобы достать наше имущество.

 

Зато на подозрительного вида вертлявого мужчиноку в чёрных очках никто из официальных лиц внимания не обратил, сколько бы он не тёрся у автобуса с пачками купюр в руках: делец, почитай, свой человек. Вот, кстати, возможность заполучить гондурасские лемпиры ещё до пересечения границы, и не надо искать, где поменять деньги в Гондурасе.

 

Неприятность, свалившаяся на нас внезапно, несколько подорвала нашу уверенность в завтрашнем дне, и сразу вспомнилась та мрачная слава, которой в Рунете наделена Тегусигальпа. Словом, въезда в Гондурас мы ожидали с некоторым трепетом…

Посмотреть фото Сан-Сальвадора...

Изучить полезную информацию...

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru