ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Португалия

 

Вне всякого сомнения, имеются куда более интересные способы провести ночь, нежели в кресле автобуса. Другое дело, какое из себя будет кресло, и какой будет автобус. Когда ты упираешься коленками в свой же подбородок, а вокруг тебя гундосят твои подвыпившие соотечественники, это совсем не то же, что сон с вытянутыми ногами в широком кресле салона "люкс". Соответственно, возьму на себя смелость рекомендовать ночной переезд между Мадридом и Лиссабоном в качестве удобного средства перемещения между двумя столицами.
 

Если трезво рассудить, в таком ночлеге имеются сплошные плюсы. Во-первых, расстояние в 640 километров преодолевается всего за 40 евро, тогда как поезд влетит в 78 за койку или 55 за сиденье, а испанский дискаунтер Vueling (http://www.vueling.com) еще не достиг в то время нынешнего размаха полетов. Во-вторых, выезжая из столицы Испании поздно вечером, мы имеем целый день для своих нужд, равно как и прибыв в Португалию рано утром, обретаем прорву времени для активной деятельности. В-третьих, устройство автобуса, как уже говорилось, позволяет вытянуться чуть ли не во весь рост и отлично выспаться.
 

Отключившись еще до полуночи, мы проспали Мериду, Бадахос и Сетубал, не заметили как пересекли виртуальную ныне границу между странами, и проснулись уже на берегах реки Тежу (Tegu). Как выяснилось тут же, мне не хватило буквально нескольких минут, чтобы посмотреть на наш переезд через гигантский 25-километровый мост над заливом. В отличие, добавлю, от моей спутницы, которая это чудо не пропустила, вот только созерцанию окружающего мира мешала, по ее словам, чернильная тьма, поглощавшая все вокруг за пределами перил. На резонный вопрос, почему она не разбудила меня насладиться зрелищем, девушка, хлопая ресницами, сообщила, что была увлечена пейзажем... Ладно, проехали...
 

В Лиссабоне имеются два автобусных вокзала - Lisboa Oriente и Sete Rios. Первый расположен невдалеке от преодоленного нами моста, рядом с Океанариумом и выставочным комплексом; рядом расположена станция метро Oriente. Второй более приближен к центру, хотя и от него нужно ехать на подземке; ближайшая станция называется Jardim Zoologico. Сказать по правде, билеты наши были действительны только до восточного вокзала - недосмотрел я, когда делал покупку. Все же, трезво рассудив, я решил по прибытии из автобуса не вылезать, а попытаться доехать до конечной остановки, с которой нам было удобнее добираться до отеля. Замысел увенчался успехом, и едва минуло шесть, как мы оказались на финише маршрута.

 

Метро в Лиссабоне открывается в 6.30, так что нам пришлось немного посидеть внутри четырехэтажного комплекса объединившего внутри себя разные виды транспорта. Не желая оставаться без дела, я обследовал округу и обнаружил две нужные вещи. Первой были автоматы по продаже билетов, одни из которых я не преминул воспользоваться. Другим был компьютер, приглашавший выйти в Интернет. Удивившись бескорыстности португальских транспортников, я на всякий случай подождал, пока к терминалу не подойдет один из аборигенов. Проследив его манипуляции и установив, что деньги ни в какой форме не уплачивались, я без помех воспользовался терминалом, вызнал новости и т.п. Вот только почту мне проверить не удалось, так как пароль на моем почтовом ящике представляет собой хитрую смесь цифр с латинскими и русскими буквами, и ввести нужные данные с португальской клавиатуры не было ну никакой возможности.
 

Тем временем метро распахнуло свои двери, и мы в общем потоке двинулись к турникетам, где выяснили, что с нашими билетами пройти внутрь нельзя. Оказывается, португальская столица располагает помимо подземных электричек еще и надземкой Fertagus, подчиняющейся своей собственной транспортной компании и имеющей свои собственный билеты. Пришлось покупать проездные еще раз, уже в кассах метро.
 

Расставшись со своими кровными, мы проникли к поездам, попутно обнаружив преинтереснейший феномен: турникеты использовались пассажирами для движения в обоих направлениях, причем часть из пропускных пунктов вообще не работала... Впоследствии такое положение вещей мы встречали на нескольких станциях, и весьма этому удивлялись, вспоминая петербургские редуты, возведенные перед эскалаторами.
 

Линии лиссабонской подземки окрашены различными цветами, имеют свою символику и соответствующие наименования, информация о которых есть на сайте http://www.metrolisboa.pt Нам нужно было проехать по дороге "Чайки" с поэтическим названием "Azul". Шесть остановок в достаточно неплохо заполненном вагоне промелькнули очень быстро, и не было еще семи, как мы вышли на станции Restauradores, расположенной буквально под фундаментом забронированного мной отеля Suito Atlantico. На выбор именно этой гостиницы повлияло ее центральное расположение и цена в 35 евро за номер за ночь. Отзывов по будущему пристанищу во время подготовки поездки я не нашел, и на радостях, что путешествие отлично складывается, дал маху...
 

Уже внешний вид отеля наводил на определенные мысли, не говоря уже о потертом внешнем виде вестибюля. Видавший виды портье за видавшей виды стойкой сообщил, что номера пока не готовы. Мы не очень огорчились, так как, в отличие от переезда Сарагоса-Мадрид, неплохо выспались, и решили погулять часов до двух. Оставив вещи в комнате хранения с полками из неоструганных досок, мы вышли на улицу: над Лиссабоном вставало солнце!
 

Учитывая страстное желание моей спутницы увидеть океан, мы через квартал Baixa бодро двинулись к морю...
 

Сказать, что городская набережная нас разочаровала - значит, ничего не сказать! Нет, пейзаж был хоть куда - гладь залива наличествовала, городские предместья темнели вдалеке, справа раскинула руки над городом статуя Христа, короче, все было на месте. Не было лишь одного - подхода к этой красоте: по всему протяжению берега шли ремонтные работы. Соответственно, прибрежная территория была раскопана, а большую часть панорамы загораживали бетонные блоки оградительного забора. Пройдя с километр на восток, мы-таки нашли свободный кусочек берега, но тут в кустах заворочались отдыхавшие там бомжи, и мы предпочли избавить себя от их присутствия. Возвратившись к Praca de Commercio, мы собирались было выразить вслух свое недовольство, как вдруг нашего обоняния достиг восхитительный запах свежей сдобы, смешанный с ароматом кофе. Это открылись близлежащие кофейни, в одну из которых мы немедленно направились.

Поучительно, что внутри кафешек мы, как не старались, не нашли мест для сидения: столики располагались на улице, тогда как в помещении народ пил завтракал стоя. Последовав примеру аборигенов, мы устроились за стойкой и насладились божественным напитком с аппетитнейшими сладкими плюшками. Теперь можно было идти за приключениями.
 

Весьма разумно, оказавшись в незнакомом городе, рассмотреть его как следует с какой-нибудь возвышенности. Ближайшей высокой точкой оказался Castelo de Sao Jorge, городской замок самого внушительного вида. Влекомые жаждой новизны мы поднялись почти к самым воротам цитадели, и, решив отнести ее посещение назавтра, пошли бродить по окрестным улочкам с чарующими именами, вроде Beco de Recolhimento или там Costa de Castelo. Двигаясь, как говорится, без руля и без ветрил, мы забредали в крохотные тупички, заглядывали в увитые цветами дворики, дивились архитектуре. Казалось бы, можно часами ходить по этому району, да вот беда - усталость вкупе с наползавшей на город жарой постепенно брали свое, и ноги сами двигали нас под уклон, виток за витком сдвигая вниз. Очередной поворот привел нас в приятную тень от главного городского собора Se Cathedral, откровенно говоря, на культовое здание не очень похожего, и сильно смахивающего на крепость и мечеть одновременно. Интересно, что первое впечатление оказалось абсолютно верным: собор начали строить в 1150 году, спустя три года после возвращения Лиссабона в руки христиан, и строился он на фундаменте старинной мечети. Свой вклад в теперешний облик храма внесли три землетрясения XIV века и еще одно, самое крупное и разрушительное в истории страны, случившееся в 1755 году. Вот и получилось, что зубчатые колокольни впитали в себя романские мотивы, основное здание испытало влияние готики, а внутренние интерьеры создавались в XVIII веке. Под крышей собора находятся саркофаги известных португальцев и даже одного короля с супругой, и, кроме того, сокровищница.
 

Передохнув в сумрачной тишине церкви, мы с новыми силами отправились странствовать дальше, стараясь выйти на набережную. Из-за набивших уже оскомину ремонтных работ наше желание осуществилось лишь в районе вокзала Santa Apolonia, грязного, противного, набитого деклассированными элементами. Куда ни кинь взгляд, всюду болтались оборванные негры, а из платного туалета упорно тянуло отвратительным запахом, отделаться от которого удалось лишь выйдя на пирс. Вот здесь была красота, так красота: солнце заливало залив Tejo, вдалеке крохотные машинки мчались по крохотному мосту Vasco de Gama, а речные трамвайчики, словно водяные блохи, резво перемещались между ядром столицы и ее южными пригородами. Постановив непременно съездить на противоположный берег, мы решили возвращаться в центр, тем более что время начала заселения в отель уже миновало. С тайной надеждой, что номер хотя бы чуть-чуть изменит наше мнение, сложившееся от созерцания фасада и вестибюля. Как бы не так...
 

Неуютность. Это слово прекрасно характеризует доставшуюся в нашем распоряжении комнату. По крайней мере среди слов, подлежащих написанию. Устная форма речи позволила в данной ситуации лучше выразить ряд мыслей и придать им более эмоционально окрашенную форму. Обойдя жилище, я сделал краткий словесный отчет увиденного. В цензурном виде результат выглядел так. Ободранная мебель. Сырость. Холод. Плохая звукоизоляция. Общую паршивую картину изящно дополнял совмещенный санузел, щедро украшенный треснувшим кафелем, а торчащая из стены труба душа давала отличную возможность, моясь, заливать весь пол, так как ни панелей, ни завесы в наличии не имелось.
 

Бывают такие гостиницы, из которых уходить совсем не хочется. На моем веку такими были President Hotel в Гаване, тунисский Amir Palace, Long Garden Beach на берегу Сиамского залива - только долг путешественника заставлял меня покидать их пределы и идти либо на пляж, либо на осмотр достопримечательностей. Со Suito Atlantico хотелось не просто расстаться - хотелось бежать куда глаза глядят, и забыть, что такое место вообще существует. Ничего удивительного, что уже спустя полчаса после заселения мы со скоростью, подобающей какому-нибудь Супермену в красном трико, покинули место ночлега, с ужасом понимая, что в этом убожестве нам нужно провести две ночи... Хорошо, что три дня предстояло коротать вне отеля...
 

Поскольку с районом побережья мы уже познакомились, путь наш лежал в другую сторону. Сопровождаемые наползавшими на город тучами, мы шли по Avenida de Liberdade, центральной магистрали Лиссабона, минуя витрины универмагов и вывески банков.
 

В такой ситуации оставаться на открытой местности было не очень умно, и мы предпочли свернуть в паутину улиц района Estefania, чтобы в случае непогоды иметь возможность укрыться в кафе или супермаркете. Блуждая по округе, мы в какой-то момент наткнулись на фотоателье, предлагавшее, если верить вывеске, запись фотографий на диск за 3 евро. Я сразу заинтересовался предложением, вручил сонному португальцу модуль памяти и на всякий случай уточнил, правильно ли я понял стоимость услуги. Дядя бесстрастно покивал, и принялся копировать файлы к себе на компьютер, попутно их разглядывая, как ни в чем не бывало. Вволю наглядевшись на виды Испании, мужик вернулся к прилавку и, нагло улыбаясь, предложил выкладывать 12 евро. Он, якобы, назвал цену за 100 фотографий, а ему пришлось готовить к записи три с лишним раз по столько. Я без колебаний потребовал "флэшку" назад, и, видимо, оценив мое выражение лица, мужичок, намеревавшийся было поспорить, безропотно вернул мое имущество, на чем мы и распрощались. Чуть позже мы все же нашли нормальный фотосервис, и, расставшись с пятиевровой бумажкой, снова обрели свободу съемки. Но каков гусь, а! Подобного нахального жульничества я не встречал уже давно!

 

Где-то на третьем часу прогулки мы обнаружили, что погода взялась играть с нами в веселую игру - мы от нее прятались там и сям, а она старалась нас запятнать... Или это были все-таки две игры?.. В любом случае, туча определенно жульничала, ведь даже если ей удавалось нас осалить, водить продолжала все равно она же... Было бы у нас нормальное место ночлега, мы бы, конечно, пошли в номер сушиться и спать, а так у нас не было выбора, кроме как продолжать игру. За время пряталок-пятнашек мы посетили с десяток различных лавок, заваленных массой всяческого добра, бодро продаваемого на российских вещевых рынках. Среди товаров числились кривоватые зонтики по одному евро штука, наборы трусов в ту же цену, пластмассовые цветы, наборы ножей, и т.д., и т.п. Полагаю, если бы у нас был под рукой грузовик, то по возвращению на родину мы окупили бы поездку...
 

Тем временем, поразвлекавшись вышеуказанным способом пару часиков, свинцовое чудище оставило, наконец, нас в покое и потащилось на север, видимо, доставать кого-то еще. Мы чуть ли не впервые за время игры перестали следить за состоянием атмосферы и внимательно, не вполглаза, огляделись. И то, что мы увидели, нам совершенно не понравилось.
 

Не могу с уверенностью сказать, какими улицами мы проходили, советую лишь не соваться без крайней на то нужды в кварталы к северо-востоку от вокзала Rossio. Ладно, если бы весь пейзаж ограничивался грязью на мостовой и осыпавшейся штукатуркой стен, но нет! Эти детали городской жизни изобильно дополняли различные малопочтенные граждане, такие как ужасающего вида проститутки и их сутенеры. Упоминая о крайней нужде в предыдущем предложении, я имел виду серьезную, внушающую сочувствие нужду, вроде неестественного тридцатилетнего воздержания во время пребывания в не столь отдаленных местах, но не факт, что вернувшийся из этих мест даже в случае крайнейшей нужды позарится на лиссабонских шмар... Слово "ужаснейший" по отношению к этим созданиям также не является гиперболой; конечно, если среди читателей имеются ярко выраженные геронтофилы, то им самое время облизнуться и приблизить глаза к экрану, потому как речь пойдет о предмете их страсти. Представьте себе увенчанное дредами черное пугало лет сорока (стаж на избранном поприще, а не возраст!), без половины зубов и поперек себя шире. Напяльте на получившийся образ потертый джинсовый костюм в обтяжку, удачно подчеркивающий все наличные жировые складки, и портрет португальской (а, скорее, мозамбикско-ангольской) путаны готов. Под стать своим подопечным выглядели здоровенные негритосы, пританцовывающие неподалеку. Единственным относительно приличным существом во всем квартале была тоненькая тростиночка-наркоманочка лет пятнадцати, с отсутствующим видом подпиравшая стену. Эта хоть, в отличие от компаньонок, не пыталась заигрывать со мной, тогда как те приставали с предложениями услуг напропалую, несмотря на присутствие моей спутницы, недвусмысленно вцепившейся в рукав моей куртки. Оторвать ее (хорошо, что не куртку) удалось десятком поворотов далее, уже на набережной. Разжимая скрюченные пальчики, я даже поинтересовался, не испугалась ли бедная девушка за свою репутацию, или, может, удерживала меня в строю, опасаясь, что я уединюсь с одной из страхолюдин? В ответ, не желая открывать подоплеку своих переживаний, моя половина с хитрой улыбочкой заявила: "Никогда не знаешь, что этим мужчинам в голову взбредет..." Я чуть не прибил ее...
 

Важным делом, запланированным на первый день пребывания в Лиссабоне была покупка "Lisboa card", дающей путешественнику множество различных привилегий, в том числе бесплатный проезд в общественном транспорте, свободный вход во многие достопримечательности и различные скидки. Стоила она 23 евро, и мы отдали денежки без вопросов, предвкушая двое суток знакомства с культурой и историей португальской столицы и ее окрестностей.
 

Веселый день плавно клонился к закату, но наши приключения еще не закончились. По возвращении в отель мы обнаружили, что делим его с целым табуном немецких тинейджеров, носившихся по коридорам, бухавших всю ночь напролет, и всячески отравлявших жизнь окружающим. Облик их был просто классикой жанра - встрепанные сальные пряди, куча футболок, надетых друг на друга, словно владелец гардероба, спасаясь от пожара, напяливал впопыхах все попавшееся под руку, и штаны, спущенные так, чтобы можно было изучать рисунок трусов. Будь рядом со мной брат, мы, конечно, преподали бы урок поведения недоноскам, но имея в качестве напарника хрупкую девушку, я не решился лезть в драку с легионом подвыпившей гопоты. Пришлось оставить без последствий проделки этих "кляйне швайне"...
 

Вдобавок к периодическому топоту в коридоре и воплям под окнами нашему душевному равновесию здорово мешали продавленные и жутко скрипучие кровати. Каждое движение на их поверхности отзывалось гаммой разных звуков, так что поначалу нам было не по себе, но потом мы втянулись в процесс, продавили и раскачали ложа еще сильнее, а если кто слышал скрипы, вопли и прочее - так и наплевать; пусть малахольные европейцы завидуют!
 

Несмотря на промозглую сырость в комнате, спали мы достаточно крепко. Я лично проснулся лишь дважды, первый раз в тот момент, когда в два часа ночи немчура грузилась в такси, и в районе пяти, когда "гитлерюгенд" вернулся из рейда.
 

Окончательный диагноз отелю поставил завтрак, состоявший из овсяных хлопьев, двух булочек в руки по выдаче, и по одному куску джема и масла на нос. "Горе мне, горе! Где вы, славные сосиски, которые так утомили меня в Испании?!" - готов был завыть я. В дальнейшем пришлось перейти на продукты общепита.
 

Огорченные завтраком донельзя, в половину девятого мы вывалились из гостиницы в надежде поднять настроение от достопримечательностей Лиссабона.
 

Поскольку мы с начала дня располагали "Lisboa card", то весь общественный транспорт оказался в нашем распоряжении. С площади Rossio автобус маршрута 37 за несколько минут доставил нас ко входу в городскую цитадель, на входе в которую мы заплатили, благодаря карточке, 2.10 евро вместо трех. Будучи первыми посетителями твердыни, открывшейся ровно в 9 утра, мы могли без помех воспользоваться смотровыми площадками, и поспешили к бастионам на краю обрыва.
 

Холм, на вершине которого мы оказались с давних пор служил опорным пунктам всем, кто правил Лиссабоном. Первая крепость появилась здесь в 138 году до нашей эры, и потом тут возводили укрепления римляне, вестготы, арабы. Свой нынешний вид бастионной облицовки возвышенность стала приобретать с 1148 года, после того как король Альфонсо (Alfonso Henriques) вытурил отсюда мавров.
 

Даже если читатель не является любителем средневековых стен и башен, я все равно рекомендую ему забраться сюда, желательно рано утром, чтобы увидеть восхитительную панораму города в лучах солнца и порывах свежего ветра. Прекрасен Лиссабон в утренней тишине, когда красные крыши домов устилают пространство до самого горизонта, а широкий разлив реки Тежу пронзает золото восхода.

 

Особенно приятно было смотреть на красоту без участия кого-либо еще, и хорошо, что мы управились до прибытия первых автобусов с японскими туристами, мигом заполонившими смотровую площадку. С их появлением мы почли за лучшее перебраться поближе к укреплениям, по которым лазали следующий час: я в восторге, а свет моих очей без такового, но за компанию. Путеводители дружно утверждают, что замок Святого Георга основательно пострадал во время катастрофического землетрясения 1 ноября 1755 года, то есть почти ровно 250 лет назад. Возможно, это и так, но в настоящее время разрушений не заметно. Наверное, все прорехи уже отреставрировали. А ведь стихия тогда разгулялась не на шутку, тремя толчками стерев с лица земли половину города, да еще накрыв развалины мощнейшей приливной волной. Хуже всего пришлось, наверное, ревностным прихожанам, собравшимся попраздновать день всех святых, и оставшихся погребенными под развалинами рухнувших церквей. Не имея точных данных, современники утверждали, что число погибших доходило до 15 тысяч. Вот так в течение пары часов облик португальской столицы изменился до неузнаваемости, чтобы потом поменяться вновь, после того как премьер-министр короля Jose I, ставший потом маркизом де Помбаль (marques de Pombal) предложил план новой застройки города. "Похороним мертвых и позаботимся о живых", - высказался этот чиновник и по его проекту Лиссабон был воссоздан заново, приобретя упорядоченную структуру прямолинейных магистралей, с центром в виде площади Rossio.
 

Практически единственным районом городам, не пострадавшим от разгула стихии, было предместье Белем (Belem), отнесенное на несколько километров к востоку от центра мегаполиса. Справочная литература рекомендует обязательно посетить местные достопримечательности, советуя для переезда к ним избрать трамвай пятнадцатого маршрута, уходящий с площади Commercio. Дорога пролегает вдоль берега реки, так что во время поездки можно наслаждаться панорамой окрестностей, особенно если удастся занять последние места салона, расположенные полукругом наподобие дивана. Время в пути не превышает сорока минут, за которые скучать не приходится ни мгновения, особенно когда трамвай проходит под вознесенным на головокружительную высоту мостом "25-го апреля".
 

Белем изобилует интересными местами. Первым по дороге из Лиссабона путешественнику встречается возвышающийся над утрамбованной бетонными плитами набережной памятник Открывателям (Padrao dos Decombrimentos), Выполненный в форме распустившей паруса каравеллы, пятидесятидвухметровый монумент появился тут в 1960 году, к пятисотлетию смерти покровителя множества морских экспедиций принца Генриха, прозванного Навигатором (Henry the Navigator). Сей достойный муж немало сделал для развития мореплавания родной страны, и, согласно заслугам, именно его фигура занимает почетное место на носу корабля. А вот за спиной особы королевской крови начинается форменная толкотня локтями, что, учитывая интенсивность португальских набегов на берега Африки и Индию, вовсе неудивительно. Удивительно только, с каким тщанием авторы памятника решали вопросы с размещением того или иного героя страны согласно его деятельности и чину. Так, с восточной стороны первые места занимают последовательно Альфонсо V (Alfonso), Васко де Гама, Педро Кабрал и Фердинанд Магеллан. Общая численность толпы на носу каравеллы составляет 27 человек, включая одного поэта и одного художника.

 

На вершину монумента можно подняться на лифте и полюбоваться районом, а также обозреть во всей красе громадный мозаичный компас с картой мира, расположенный у подножья памятника. Учитывая только что зашедшую внутрь комплекса орущую толпу детишек, и еще одну, толкавшуюся и пинавшуюся неподалеку от входа в боевой готовности сесть в лифт, посещение смотровой площадки показалось нам не самым умным делом. Мы предпочли двинуться дальше, тем более что впереди маячила еще одна жемчужина архитектуры - монастырь иеронимитов (Mosteiro de Jeronimos).
 

Ценители архитектуры считают этот монастырь самым красивым среди себе подобных, и не зря. Он был возведен португальским королем Мануэлем I в ознаменование удачного возвращения Васко де Гама из своего путешествия и финансировался, как утверждает людская молва, на доходы от пошлин, взимавшихся с привозимых пряностей. Учитывая стоимость восточных приправ, груз которых в трюме крохотного суденышка позволил организаторам в свое время окупить снаряжение всей экспедиции Магеллана, и получить сколько-то-там процентов, даже 5-процентная ставка сбора, названного народом "перечный налог", давала фантастически огромные средства.
 

Вход в монастырь стоит 4,5 евро, но "Lisboa Card", как обычно в подобных случаях, позволила нам указанную сумму оставить при себе. Часы работы можно уточнить на сайте http://www.mosteirojeronimos.pt

 

Из всего комплекса зданий мне больше всего понравился внутренний двор с галереями и арками. Еще мне запомнилась одна из комнат, где на здоровенных панно расписывалась мировая хронология. В верхней строке были указаны основные события мировой истории, средней рассказывала о перипетиях истории Португалии, а нижняя целиком посвящалась жизни монастыря. Так вот, согласно этой хронологии, в 1941 году Япония напала на США, правительство доктора Салазара приняло декрет о новом размере минимума заработной платы, а один из монахов уронил в колодец ведро (ну или что-то в таком духе). Более ничем интересным эти 365 дней, типа, не отметились...

 

Другим примером неумеренного эгоцентризма португальцев я посчитал историческую справку о знаменитых мореходах. Если с открывателем Бразилии Кабралом дела обстояли туда-сюда, то, скажем, Колумб был выставлен родовитым дворянином Христофорушем Колумбушем, обманом и хитростью залученным коварными соседями на службу кастильской короне. В тексте даже делались намеки на глубокое осознание открывателем Америки предательства родины, и упоминалось о его запоздалом раскаянии. Аналогично, первый человек, чья экспедиция совершила кругосветное плавание, был понятное дело, коренным португальцем, носил имя Фернандуш Магеллануш, и, несомненно, послужил бы отчизне, если бы не польстился на испанское золото - его, вишь, местная зарплата не устраивала. Вот и поперся он за длинным рублем на чужбину, и сгинул вместо того чтобы отблагодарить страну, родившую и выкормившую его! Я не шучу: в тексте без обиняков говорилось, что обе выдающиеся личности получили воспитание и образование в Португалии, в ней же отшлифовали искусство навигации, а то что честь географических открытий принадлежит другому государству, так это историческая ошибка и форменная несправедливость, ведь в душе оба мореплавателя были и оставались, как говорится, до мозгов корней португальцами...
 

Со знанием дела порыскав по монастырю, мы напоследок заглянули в тамошнюю церковь, где покоится прах Васко де Гама. Известно что могила его расположена сразу у входа, но в этом месте надгробий два - по одному слева и справа, и мы долго гадали, кто из лежащих тут великий путешественник, а кто - нет. Не угадали... Может, вам повезет больше... Подсказки давать не стану...
 

Перед главным фасадом здания раскинулась Praca de Imperio, обширное пространство площади-сквера с водяными струями, геометрически узорными газонами и аккуратно подстриженными кустами. Сквозь всю эту красоту мы вновь вышли к набережной, где маячила знаменитая Белемская сторожевая башня, согласно статистике, наиболее фотографируемый в Португалии объект.
 

Несмотря на свой внушительный внешний вид, сторожевой пост по меркам Европы явный новодел, возведенный каких-то полтысячи лет назад. Башня стала отправной точкой многих морских путешествий, этакой последней частичкой земли перед уходом в плавание, и, как гласит легенда, с ее стен дозорные день и ночь высматривали паруса возвращающихся домой каравелл.
 

Изначально сооружение было со всех сторон окружено водой, но за прошедшие столетия течение реки изменилось, и теперь к Torre de Belem можно подойти по суше. Вход внутрь стоит 3 евро, а мы попали внутрь по "Lisboa card". С изнанки символ развития мореплавания и золотого века Португалии выглядит не так привлекательно, как снаружи. Все-таки башню лучше рассматривать с удаления, когда взгляду во всей красе предстают зубчатые площадки, причем заимствование мавританских мотивов пошло постройке только на пользу.

 

Панорама, открывающаяся с вершины строения, радовала глаз неимоверно, раскрываясь аж до маяка на выходе к большой воде. Все еще не утолившая свое стремление увидеть океан моя спутница, щелкая кнопкой фотоспуска, не забыла поинтересоваться, видит ли она предмет своей страсти или нет? Пришлось признать, что вода впереди еще не океан и пообещать, что завтра мы совершенно точно к берегу Атлантики доберемся. Получив самые ответственные заверения в грядущем исполнении мечты, свет моих очей погрузился в грезы о будущей встрече с океаном, и под шумок мне удалось затащить его в близлежащий Museu National de Coches, где экспонируются экспонируются редкостные экземпляры карет португальского, испанского, французского, немецкого производства. Каждая снабжена подробной табличкой с историей и особенностями изготовления. Нельзя сказать, что музей приводит в восторг, но посетить его весьма познавательно.

 

Если фокус с каретами мне удался, то от захода в национальный военный музей моя спутница отказалась наотрез, не выказав ни малейшего желания увидеть рыцарские доспехи, всякие топоры- алебарды и прочие интереснейшие вещи. Чтобы сохранить мир в семье, пришлось пойти на компромисс в виде прогулки по району Bairro Alto.
 

Важной особенностью Лиссабона является его холмистость, обусловленная отрогами горного массива Серра-де-Синтра. Это обстоятельство обязательно должен учитывать путешественник, рассчитывающий обойти город пешком: на плоскости карты все выглядит чудненько, зато на местности выясняются занятные детали. Вследствие этого факта интересным способом путешествовать по городу является поездка на фуникулере. В роли такового выступает некое подобие трамвая, правда, слегка перекошенного; создается впечатление, что суровый погонщик вздернул вагон на дыбы, и тот послушно застыл в полуприседе на задних колесах. Одно подобное чудо отправлялось аккурат от дверей Suito Atlantico, и так как наша карточка распространялась на все виды городского общественного транспорта, мы, вернувшись в центр и выждав, пока батареи фотоаппарата подзарядятся, не преминули воспользоваться удобством. Только мы погрузились внутрь салона, как прозвучал резкий звонок, и под аккомпанемент скрежета наш транспорт потрусил вверх по склону.
 

Надо сказать, что в разных местах португальской столицы специально обустроены смотровые площадки, позволяющие с наилучших ракурсов оценить виды Лиссабона. Одна такая терраса располагалась почти над самым нашим отелем, и если на последний любоваться совершенно не хотелось, то остальными панорамами мы совершенно увлеклись.
 

Лишь спустя приличное время мы оторвались от этого времяпрепровождения и принялись бесцельно бродить по округе. То и дело сворачивая в улочки, мы знакомились с городам достаточно долго, пока не набрели на съемочную группу местного телевидения, занятую подготовкой очередной сцены очередного сериала, ну, из тех, где дети теряются во младенчестве, похищаются няньками, кухарками и разными проходимцами, а спустя двадцать лет обнаруживаются любящими родственниками в рядах бандитов или в качестве служанок в их, родичей, поместьях.
 

Тут как-то внезапно выяснилось, что вечер все старательнее вступает в свои права, и мы решили спуститься к берегу Тежу, надеясь покататься на теплоходике. Весьма вовремя нам подвернулся очередной желтый фуникулер, вроде бы готовый ринуться к подножью холма. Мы с комфортом расположились на переднем сидении в предвкушении скорого отправления, да не тут-то было: португалец в фуражке, повозившись со своими рычагами, поднялся и куда-то исчез. Мы думали, он сейчас вернется, а он, оказывается, пошел пить кофе с друзьями в ближайшую лавочку. Настроившись на увлекательную поездку, мы так и не смогли себя заставить выйти наружу, тем более что надежда все-таки тронуться в путь достаточно долго теплилась, вплоть до той поры, когда спустя полчаса после нашей посадки мы, наконец, пришли в движение.
 

Если на верхнем конце пути сесть в вагон можно совершенно спокойно, то нижний отрезок в последние двадцать метров огорожен барьерами, а попасть наружу можно лишь через контрольные турникеты (если, конечно, не возвращаться туда, где ограждение оканчиваются, как это сделали при нас два шпаненка школьного возраста). Между прочим, выход на улицу удачно закамуфлирован снаружи под обычную домовую дверь. Не зная, что внутри здания расположена станция подъемника, в жизни не догадаешься о ее существовании.
 

Задержка на холме серьезно повлияла на наши планы, и к причалам паромов на другой берег реки мы поспели уже в полной темноте. Трезво рассудив, что кататься взад-вперед без надежды увидеть морской фасад города бессмысленно, мы решили пройтись по магазинам, что и сделали в квартале Baixa.
 

Ничего экстраординарного мы в бутиках и универмагах не нашли, а мне больше всего запомнилась высотная обманка, с которой мы столкнулись в одном из многоэтажных комплексов. Зашли, значит, мы на первый этаж с улицы, посмотрели разные отделы на нескольких уровнях, а потом вдруг взяли и вышли с пятого этажа опять на мостовую. Лиссабон-то расположен на склонах холмов, ну вот и получилось, что здание имеет несколько выходов наружу с разных высот.
 

Уже под конец дня я вспомнил, что завтра нам предстоит поездка в город Синтра (Sintra), возле которого располагаются несколько дворцово-парковых ансамблей, а точное расписание электричек нам неведомо. Путеводитель утверждал, что добраться до Синтры можно с вокзала Rossio, находившегося, если верить карте, рядом с отелем. В поисках вокзала мы три раза обошли по кругу площадь, забрели даже в подземный паркинг, но ни малейшего намека на железнодорожную станцию не обнаружили. Оказалось, вокзал в том году закрылся на ремонт, да и не выглядел он как вокзал; я, во всяком случае, принял импозантное здание в лесах за министерство или какой-нибудь бизнес-центр. Таким образом, за нужной информацией пришлось ехать на уже знакомый нам Sete Rios.
 

Проведя последнюю ночь под аккомпанемент проделок немецкой молодежи, мы всерьез задались мыслью: а когда, интересно, эта гопота превращается в обремененных брюшками клерков в очках и портфелем? Как проследить момент, в который вопящая личинка становится серой бабочкой?

Посмотреть снимки Лиссабона...

Продолжить поездку...

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru