ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Мьянма

Самостоятельное путешествие в Мьянму позволило мне осмотреть достопримечательности Янгона, узнать, как хорош комплекс Шведагон, выяснить, где можно поесть в Янгоне недорого, попробовать на вкус бирманскую кухню; чтобы узнать больше, читайте отчёт о поездке в Янгон

 

«Маленький шажок для человека, но огромный шаг для человечества» - так высказался в своё время астронавт Нейл Армстронг. Переиначив его фразу, я могу заметить, что маленькое объявление в аэропорту обеспечило мне огромные проблемы: рейс из Санкт-Петербурга в Урумчи задерживался на 7 часов. Казалось бы, что такого, ведь когда готовилась самостоятельная поездка в Мьянму и Таиланд, я специально предусмотрел гигантский зазор на пересадке, аж 16 часов было у меня в запасе. Но так как злополучная задержка сбивала весь остальной график перелётов, передо мной во весь рост встала перспектива вообще не попасть на территорию Бирмы.

 

Помнится, я долго думал, какой вариант билета купить – подороже, но с прилётом из Гуанчжоу сразу в Янгон, и более дешёвый, с конечной точкой в Бангкоке и пересадкой на рейс одной из лоу-кост компаний, предлагающих дёшево долететь до Мьянмы. По деньгам получалось одно и тоже, зато в втором случае я мог посвятить вечер столице Таиланда, а, главное, у меня не имелось уверенности, сработает ли при перелёте в Янгон через Китай правило 24-часового транзита без визы. Дело в том, что питерский борт должен был сесть в Урумчи чуть позже 7 утра, тогда как вылет из Гуанчжоу и, следовательно, пересечение границы, приходилось на 8:25. По моему разумению, правила китайского безвизового транзита тут определённо нарушались, что было чревато отказом в посадке на рейс. Звонок в авиакомпанию «China Southern» ситуацию ничуть не прояснил: девушка на том конце провода трижды повторила, что при подобном графике перелётов требуется оформить визу Китая. Вот так я и выбрал вариант короткой пересадки, за что потом и был наказан рублём – в прямом смысле. У меня-то имелся купленный на распродаже билет «Nok Air» в Янгон из Бангкока, и раз нужный самолёт из Гуанчжоу в Таиланд улетел без меня, я, значит, упустил утренний рейс. Учитывая, что многие авиакомпании не разрешают пользоваться билетом обратно, если не было полёта туда, меня ожидала возможная перспектива оплачивать проезд в Мьянму и назад заново, причём уже не по распродажным ценам.

 

Вот почему я ничуть не наслаждался одиночеством в бизнес-ложе «Пулково», а лихорадочно искал варианты добраться из Урумчи в Бангкок как можно быстрее. Увы, «China Southern» разумных стыковок мне предложить не могла. Оставалось только пассивно ждать решения своей участи…

 

Остальная-то часть подготовки путешествия по Мьянме самостоятельно прошла как по маслу: мне удалось заказать неплохие отели по разумной цене, ухватить недорогие перелёты, подобрать шикарное местечко для отдыха на острове Самуи и даже дистанционно заказать билеты на ночные автобусы по Мьянме. Свинья, подложенная китайцами, стала, по сути, единственным тёмным пятном за всю поездку…

 

К чести перевозчика, он сделал всё что мог: всем наличным пассажирам без промедления выдали талоны на питание в одном из кафе аэропорта, и на некоторое время заведение оказалось забито азиатами и их громадными чемоданами. То, как оперативно отреагировала компания, мне понравилось, однако не понравилась идея регистрировать пассажиров и багаж только на один рейс. Сколько раз я летал со стыковкой, столько мне выдавали сразу все посадочные и отправляли багаж до конечной точки, где бы она не находилась за границей, в Панама-Сити, Пунта-Кане, Джакарте или там Йоханнесбурге. Как выяснилось, у Китая свои взгляды на жизнь. Подобный ход потом обеспечил мне и многочисленным попутчикам несколько «приятных» часов, потраченных на регистрацию, сдачу багажа и досмотр в Урумчи.

 

Жутко мне не понравились и самолёты, которые использует «China Southern». В Петербург китайцы пригнали старенький Боинг-757, модель, давно снятую с производства. Ни тебе развлекательной системы, ни удобных кресел. Особенно печально было видеть бизнес-класс «China Southern» с убогими сиденьями; первый ряд пассажиров вообще должен был упираться ногами в стенку. Не вдохновила меня и китайское бортменю, благо я наелся в бизнес-ложе отечественных салатиков да пирожков.

 

Что такое аэропорт Урумчи, я вроде представлял по отзывам, но не представлял, насколько там всё запущено. Задержки вылетов собрали в терминале огромные толпы китайцев, чьё поведение было просто неописуемым. Ложку дёгтя в бочку дёгтя подлила и бестолковая деятельность сотрудников авиакомпании, которые больше часа не могли решить, как меня переправить в Гуанчжоу; занимались мной поочерёдно 6 человек. Из-за этой неразберихи общее отставание от графика составило больше 10 часов – «чайники» не только не наверстали упущенное, но и усугубили ситуацию.

 

Я уже смирился с тем, что на нужный рейс из Бангкока в Янгон не попаду. Однако моя чаша терпения всё же переполнилась, когда проведя в очередях больше 2 часов, я выяснил, что билет из Урумчи до Гуанчжоу мне перебили так поздно, что мест у окна в самолёте уже нет, равно как и мест у прохода. Пришлось мне сидеть посерёдке, чего я не делал с незапамятных времён. Сбоку старая китаянка, с другого толстый вертухин, сзади семья с младенцем – что ещё нужно, чтобы мысль удавиться не выходила из головы?

 

Описывать все перипетии вынужденной ночёвки я не стану; хоть «China Southern» и предоставляет отель для транзитных пассажиров в Гуанчжоу, сама процедура устроена криво-косо. Я толком не выспался, и на утренний самолёт в Бангкок явился в отвратительнейшем настроении. Напоследок мне досталось единственное место по левому борту, рядом к которым не было иллюминатора. Финиш…

 

Первым лучиком света этого гнусного вояжа стал переезд из одного аэропорта Бангкока в другой. Вот тут в первый раз всё прошло как по маслу. Я добрался из Суварнабхуми в Дон Мыанг за час с небольшим, наслаждаясь видами города из кондиционированного салона и настроение у меня чуть-чуть приподнялось. Ещё чуть-чуть оно повысилось после того как сотрудники офиса «Nok Air» сообщили, что хоть я и не воспользовался билетом до Янгона, ничто не мешает мне улететь по нему обратно. Я ведь ещё будучи в Китае, залез в Интернет бизнес-ложи Гуанчжоу и выкупил местечко на вечерний рейс «Air Asia», отдав за него порядка 100 долларов. У меня затеплилась надежда, что несмотря на негативные эмоции и денежные потери, поездка всё же выруливает на правильную дорогу.

 

Отзывы на авиакомпанию «Air Asia» есть разные, я, например, сначала склонен был возвести на контору хулу за то, что одна из стюардесс не разрешила мне поменять приписанное место у прохода на пустующее у окна, однако буквально тут же её коллега с милой улыбкой пригласила меня пересесть. Так я мало того что всю дорогу наслаждался панорамами, так ещё и заполучил сразу три сиденья.

 

Подзабыть об ужасных полутора сутках, проведённых в пути по милости «China Southern», мне помогла быстрая работа пограничников Мьянмы, действовавших с чёткостью автоматов – я оформил визу онлайн и мне, свершившись с базой данных, просто поставили штамп в паспорт. Не успел я толком осмотреться после погранконтроля, как грузчики выкинули на транспортёр мой рюкзак – это мне тоже пришлось по душе. Приятной неожиданностью стало наличие в аэропорту турофиса, где я заполучил несколько информационных буклетов и, главное, карту города. Достойно сработала и служба заказа такси при выходе из зала прилёта: когда я на всякий случай поинтересовался, сколько стоит переезд из аэропорта Янгона до центра, то услышал от сотрудника именно ту цифру, на которую рассчитывал – 8000 мьянмарских кьят. Местной валютой я разжился оперативно, поменяв 100 долларов в ближайшем киоске. Ещё через пару минут мы уже катили по запруженному шоссе в сторону гостиницы.

 

К сожалению, опоздания «China Southern» сорвали мне все планы. Я ведь рассчитывал не только спокойно посмотреть основные достопримечательности Янгона типа пагоды Шведагон и прочих исторических объектов, но и заглянуть в Национальный музей, пройтись по кварталам с колониальной архитектурой, прокатиться на знаменитом круговом поезде, курсирующем по пригородам Янгона и, возможно, отправиться в мини-круиз по реке. И всё задуманное я непременно исполнил бы, кабы прилетел утром этого же дня, а не поздним вечером. Теперь же мне ничего не оставалось как по приезде сразу завалиться спать, что я и сделал спустя два - езда по Янгону в «час пик» занимает массу времени.

 

Гостиница «Great Treasure» оказалась вполне приличной, хотя до совершенства ей было далеко. Я бы, думаю, упал и отключился в любом другом месте, поскольку за 2 суток проспал только 4 часа. То, что мебель новая, хорошо, и наличие резиновых тапок в душе тоже неплохо. Однако, например, кондиционер надо было включать, помимо пульта, особым тумблером сбоку. Я даже поперенажимал все кнопки на панели, но эффекта не добился, пока не вызвал коридорного со шваброй. Только при помощи этого волшебного средства удалось запустить кондиционер. И потом, завтрак оказался не так уж хорош, выбор блюд меня не порадовал. Зато с открытой террасы ресторана, занимавшего верхний этаж, можно было любоваться окрестностями.

 

Ладно, это я сказал красного словца, потому что любоваться было особо не на что: с одной стороны «Great Treasure» находится морской порт со всеми вытекающими, другие направления заняты окрестными крышами.

 

Откушав, я упаковался и сдал вещи на ресепшн, прежде чем идти смотреть достопримечательности Янгона. По плану мне следовало заявиться в отель вечером, чтобы уехать прямо на автовокзал. Меня, правда, несколько смущало то обстоятельство, что билета для отъезда в Манддалай у меня на руках не было, лишь обещание фирмы «JJ» его выдать. Поэтому не исключалось, что бронь могут при случае и снять, как это было с неизвестными людьми в Зимбабве, когда ради нас, двух белых туристов, железнодорожники вычеркнули из списков пассажиров каких-то местных жителей. Оставалось рассчитывать на лучшую долю…

 

Отправившись гулять, я осознал, что из-за нехватки времени список того, что можно и нужно посмотреть в Янгоне, резко сократился. Фактически, в нём остались три основные пагоды да большой парк вокруг озера Кандоджи (это там, где стоит знаменитая королевская баржа Каравейк), а вечер я собирался посвятить познавательной прогулке по центру.

 

Транспорт в Янгоне – сущая беда. Автобусные маршруты расписаны на бирманском, а ежели брать такси, то большую часть поездки, как мне уже пришлось убедиться, придётся еле ползти или вообще стоять в пробке. Поэтому я счёл за благо соединить приятное с полезным – добраться до пагоды Шведагон пешком и заодно посмотреть, что из себя представляет бывшая столица Мьянмы.

 

Город, основанный где-то в начала XI века нашей эры, долго был небольшой деревушкой рыбаков под названием Дагон. Превращением в экономический и политический центр региона посёлок обязан англичанам, захватившим территорию Бирмы в середине XIX века. Британская администрация организовала регулярную застройку местности. Город, переименованный в Рангун, считался одним из самых приятных мест для проживания в Юго-Восточной Азии.

 

Эру процветания Рангуна завершила Вторая Мировая война. Гордые сыны Туманного Альбиона при наступлении японцев драпанули из Бирмы как ошпаренные, едва не потеряв и Восточную Бенгалию, как тогда называлась Бангладеш. Больше им владеть страной было не суждено: набравшее силу национально-освободительное движение уже в 1948 году заставило колониалистов дать убраться подобру-поздорову. Правда, те успели наобещать разным живущие в Бирме племенам автономию, суверенитет и прочие плюшки. Это вызывало гражданскую войну, не утихающую и по сей день. Пришедшая к власти военная диктатура сумела придавить мятежников и более-менее наладить экономическую жизнь. В рамках борьбы с иноземным влиянием Рангун стал Янгоном, равно как и вся Бирма стала в один прекрасный день Мьянмой. В другой прекрасный день военные решили, что им удобнее руководить страной из менее населённого места, и правительство перебралось в новую столицу, Нейпьидо. Янгон же остался крупнейшим мегаполисом округи и культурным центром, фактически воротами Мьянмы для большинства туристов.

 

Пустившись гулять по улицам, я сразу отметил, что местное население живёт гораздо лучше, чем в Бангладеш, и находится, судя по всему, примерно на уровне Камбоджи. Старые здания и побитые жизнью автобусы соседствовали с новыми постройками и японскими машинами. Уличная торговля велась ничуть не хуже, чем во Вьетнаме или на Филиппинах, иначе говоря, вокруг меня была типично азиатская страна.

 

С маршрутом прогулки всё вышло просто: пройдя чуток на юг, я свернул в створ Ahlon road, которая ведёт аккурат к южному входу главной достопримечательности Янгона. Миновав сперва компаунд Парламента и затем большой парк, я вскоре увидел слева по ходу движения огромных львов. Это и был знаменитый храм Шведагон.

 

Пагода является самой почитаемой святыней Бирмы, фактически, символом страны. Какое здание приходит на ум, если помянуть Россию? Правильно, Кремль. Францию олицетворяет Эйфелева башня, Японию – гора Фудзияма, а Мьянму, значит, «золотые холмы», как переводится порой название храмового комплекса. Считается, что на создание главной ступы ушло более 30 тонн золота, а для оформления её навершия потребовалось несколько тысяч бриллиантов. Строили пагоду много столетий, каждый мало-мальски заметный правитель Бирмы считал своим долгом дополнить Шведагон новыми деталями. Храм пережил восемь крупных землетрясений, но остался стоять, заставляя население гордиться умением предков строить на века.

 

Насколько я понял, справа от южного входа, чуть в глубине территории есть лифтовая башня, с помощью которой попасть к пагоде Шведагон проще, чем пешком. Однако, крытая галерея, ведущая наверх, битком набита сувенирными лавками, так что поднимаясь по ступенькам, можно заодно оценивать ассортимент. Цены на сувениры из Мьянмы нигде не выставлены, значит торг уместен и даже обязателен – местные как правило сначала называют цифры «от балды», надеясь на глупость туриста. При некотором умении можно купить сувениры рядом со Шведагоном очень даже недорого.

 

Двигаться по лестнице придётся босиком, обувь запрещена и даже носки нельзя оставить. Почти все азиаты таскают шлёпанцы с собой, убрав их в пакет. Для иностранцев открыта импровизированная камера хранения обувки сразу справа от начала галереи. Цена вопроса 1000 кьят, выданный номерок терять не следует.

 

Оплата посещения требуется в конце подъёма, улыбчивые кассиры мигом выделяют из толпы заграничных гостей и объясняют им, сколько стоит билет в Шведагон - 8000 кьят плюс отдельная денежка за видеокамеры; фотоаппаратурой разрешено пользоваться бесплатно.

 

Описывать свои впечатления от самой известной достопримечательности Янгона я не стану, гигантскую ступу высотой почти 100 метров надо самому увидеть, чтобы понять, как впечатляюще она смотрится. Также невозможно рассказать про огромное количество малых ступ, пристроек, храмов и других зданий, покрытых резьбой и обставленных скульптурами. Чтобы побольше разузнать о ценности той или иной святыни, стоит при покупке билета взять в кассе мини-путеводитель по Шведагону с картой и описанием всех главных объектов. Иначе чёрт ногу сломит среди множества изображения Будды – есть и такие, и сякие, и этакие. Например, на каждый день недели предусмотрено отдельное святилище, возле которого курятся свечки и лежат подношения.

 

Путеводитель по Янгону утверждал, будто на территории Шведагона нельзя купить ни еды, ни воды, и данное утверждение оказалось отчасти правдой: купить воды нельзя, зато её можно набрать в заботливо установленных кое-где кулерах. Возможно, их выделяют какие-то спонсоры, потому что агрегаты, равно как и бутыли, расписаны местной вязью. Другая особенность кулеров иллюстрирует поговорку «на бога надейся, а сам не плошай»: общедоступные кружки надёжно привязаны к кранам. Народ, что позапасливей, подходит со своей посудой…

 

Вот еды, действительно, посетителям комплекса взять негде, это чистая правда. Местные жители являются со своей снедью и хавают её, занимая тенёк под сводами боковых построек. Да, кафе в Шведагоне отсутствуют, зато на восточной стороне есть банкомат. То ли банк «United Amara» его поставил, чтобы снимать средства на пожертвования, то ли для каких других целей, но аппарат преспокойно стоит между инкрустированными колоннами…

 

На осмотр храмового комплекса у меня ушло порядка двух часов. Закончив осмотр, я было рыпнулся выйти через западную галерею в сторону Народного парка, как сообразил, что моя обувь хранится на южной стороне. Пришлось парк пропустить, зато я навестил, перейдя через дорогу, приятный садик под названием Канг Тау. Его ухоженная территория радовала глаз, плюс на бережку небольшого озерца находилась станция проката лодок – вообще как в Европе!

 

Но впереди меня ждало ещё более увлекательное зрелище и, сунув нос в пагоду Маха Визара, я поспешил добраться по парка Кандоджи. Вот уж чьи пейзажи хороши! Один только ковёр из кувшинок чего стоит! Ну и гигантская баржа Каравейк, изображающая диковинную птицу, определённо заслуживает самых лестных слов. В ней, между прочим, нынче устроен ресторан, где можно не только попробовать бирманскую кухню, но и посмотреть фольклорное представление. Тут я ещё раз сложил про себя очередной скверный отзыв про «China Southern», лишившую меня возможности посетить Каравейк и потом увидеть достопримечательности Янгона в подсветке – вечерняя прогулка числилась в моих планах на одном из первых мест.

 

Над озером Кандоджи проложены деревянные мостки, петляющие сообразно береговой черте. Я сперва решил обойти водное пространство по северной кромке, так как дорожка не внушала мне доверия, однако скоро выяснил, что миновать аттракцион мне не удастся. Пришлось возвращаться и топать по шатким планкам. Стоит всё же похвалить бирманцев: они стараются по мере сил исправлять повреждения мостков и все деревяшки, помеченные белой краской, постепенно меняют – бригада работяг встретилась мне примерно посередине пути.

 

Закончив прогулку вдоль озера Кандоджи, я затем свернул на юг, стремясь добраться до пагоды Суле. Скачать карту для системы навигации не было возможности, но у меня на руках была взятая в аэропорту брошюра с подробной схемой районов города, так что опасность сбиться с пути мне не грозила. Попутно мне удачно подвернулся супермаркет, расположенный на перекрёстке Kun Chan road и Gyo Phyu Street, напротив того места, где находится железнодорожный вокзал Янгона. Там я прикупил водицу взамен почти приконченной утренней бутылки и культурно слопал вкусное мороженое, стоившее всего 300 кьят. Пока ел, смог осмотреть две достопримечательности Янгона – баптистскую церковь и станцию. Первую я сперва принял за методистский храм, обозначенный на карте двумя кварталами далее, однако потом разобрался что к чему. Церковь оказалась довольно приятной, выстроенной в типично европейской манере. Вокзал, напротив, стилизован под местную архитектуру. Его возвели через 10 лет после окончания Второй Мировой войны и, если не учитывать почтенный возраст здания и его общую потрёпанность, выглядит оно довольно неплохо. Внутрь терминала можно и не заходить, разве только путешествие по Мьянме на поезде входит в планы вопреки отзывам.

 

К церкви святого Антония я уже не пошёл, так как торопился увидеть пагоду Суле. Лучше бы не торопился, ей-богу. Безусловно, комплекс очень ценный и древний, ему 2000 лет и внутри хранится волос Будды, вот только находится он посреди оживлённого перекрёстка в окружении каких-то невзрачных построек. Иными словами, сфотографировать махину высотой 46 метров не получается, да и нирваны возле неё особо не обретёшь из-за уличного шума.

 

Куда больше мне понравилась стоящая рядом мэрия Янгона, выдержанная, как и вокзал, в бирманских традициях. А чего, собственно, удивляться, если обе постройки спроектировал один и тот же архитектор. Чтобы возвести столь крупный комплекс, потребовалось больше 10 лет, однако результат, как говорится, налицо.

 

Стоит также обратить взор на занимающую восточную сторону прилегающей площади громадину в колониальном стиле. Это здание, выстроенное в период с 1905 по 1911 годы, долгое время занимал Верховный суд страны. Хотя путеводитель по Янгону утверждает, будто ансамбль оформлен на манер английского барокко, в его облике явно проглядываются типично бирманские черты.

 

Подле колосса приютилась баптистская церковь, построенная в 1885 году. Во время Второй Мировой она оказалась разрушена, но через несколько лет её восстановили практически в прежнем виде. Храм не слишком яркий, но приметный и по-своему симпатичный.

 

Осмотрев все перечисленные достопримечательности Янгона, разбросанные вокруг пагоды Суле, я устроил себе небольшую передышку и заглянул в парк Бандула, излюбленное место отдыха местных жителей. Бывшее на этом месте болото осушили в конце 1860-х англичане, украсившие центр Рангуна садом. Ближе к концу XIX века посреди пространства была установлена статуя королевы Виктории. Её после обретения Бирмой суверенитета заменил памятник Независимости, возвышающийся и поныне. Правда, здоровенная стела в окружении азиатских львов мало кого интересует – подавляющее большинство горожан попросту валяется на газонах парка, причём многие устраиваются капитально, чуть ли не с палатками.

 

Посиделки на одной из немногочисленных скамеек мне подпортила девочка-попрошайка, назойливо пытавшаяся пристроить набор замусоленных открыток. Тут надо отметить, что за всё самостоятельное путешествие по Мьянме приставалы встречались меньше полудюжины раз, если не брать в расчёт таксистов, которым сам бог велел искать клиентов. А так не то что в Египте или Иордании – продавцы за руки не хватали, в магазины не затаскивали.

 

Солнце уже начинало клониться к закату, когда я добрёл до пагоды Ботатунг, ещё одной важной достопримечательности Янгона. Большой религиозный комплекс на берегу реки Иравади бирманцы возвели больше 2500 лет назад, примерно тогда же, когда была построена пагода Шведагон. Оригинальное сложнопроизносимое название заменили новым в знак памяти о том, как почётный караул из 1000 офицеров встретил прибывшие из Индии священные реликвии буддистов – в переводе «бо» значит «военнослужащий», «татунг», однозначно, тысяча.

 

Удачный налёт английских ВВС на захваченный японцами Рангун, состоявшийся 8 ноября 1943 года, привёл к почти полному разрушению святилища. Восстановлением пагоды бирманцы смогли заняться лишь после обретения независимости. Сейчас на территории храма устроен небольшой музей и вообще место стоит, чтобы его посетить.

 

Путеводитель по Янгону утверждал, что пагода Ботатунг дивно смотрится на набережной, и хотя мечты насчёт круиза по Иравади я не вынашивал, посмотреть, что из себя представляет великая река, было интересно. На поверку же из прогулки вышло безобразие: хоть с Буригангой в Дакке берег и не сравнить, мусора вдоль кромки воды валяется немерено. Короче, впечатления от набережной Янгона у меня остались довольно скверными: пожалуй, единственным чистым объектом всей округи был огромный теплоход, пришвартованный чуть поодаль. Круизы по Иравади пользуются большим спросом у туристов, несмотря на высокую стоимость. Ещё бы, 10-12 дней наслаждаешься комфортом, плещешься в бассейне, кушаешь всласть и ни о чём думать не приходится. И «всего-то» требуется отдать 5-8 тысяч долларов за каюту…

 

Есть варианты и подешевле: полуторачасовая речная поездка вдоль речного фасада Янгона стоит около 20 долларов. Если же хочется просто прокатиться, можно на пирсе договориться насчёт переправы в городок Далла – за билет просят 2 доллара в одну сторону, ехать 15 минут, панорамные виды Иравади обеспечены.

 

После того как главные достопримечательности Янгона были посещены, настала пора подумать о хлебе насущном. Уличные кафе, сиречь макашницы в окружении стульев, меня как-то не прельщали – хотелось чего-то большего, тем паче что свиные пятачки и нанизанная на палочки требуха выглядели не слишком аппетитно. На другом конце шкалы находились пафосные заведения типа кондитерской «Parisian», замеченной на Sule Pagoda road: представьте себе череду обшарпанных фасадов, вездесущие провода на столбах, потрескавшийся тротуар и посреди всего витрина с французскими пирожными. Я был не прочь отведать сладенького, но мне требовалось среднее арифметическое: приличное место в центре Янгона, где можно попробовать бирманскую кухню.

 

Поиски подходящего ресторанчика заняли несколько больше времени, чем я рассчитывал. Зато мне выпало окунуться в атмосферу янгонской жизни и увидеть, как быстро улицы заполняются народом и машинами. Вот только что ехать можно было вполне свободно, как спустя четверть часа сформировался огромнейший затор. Я запросто отмахал пару кварталов, а транспортный поток вообще не сдвинулся с места – вот что такое пробки в Янгоне.

 

Из отчётов про Бирму я знал, что в районе Панбедан должно быть множество точек общепита, но ничего походящего долго не находилось. Свершившись с картой, я решил двигаться на восток по улице Maha Bandula, и благодаря этому ходу мне улыбнулась удача. То есть сперва я зря прочесал большой торговый комплекс на перекрёстке со Shwedagon Pagoda road, высмотрев на террасе второго этажа столики. За ними, как выяснилось, сидели исключительно пивохлёбы, однако, возвращаясь к магистрали, я с высоты пешеходного перехода заместил на другой стороне дороги броскую рекламу ресторана «BBQ World». Спустя пару минут лифт универмага, ведомый сидящим на табуретке инвалидом, вознёс меня на шестой этаж, к тому месту, где можно поесть в Янгоне недорого и не отравиться.

 

Над сказать, что ресторанная обслуга встретила меня как-то странно, словно не ожидала увидеть у себя в гостях белого человека – я вообще был одним-единственным посетителем на два огромных зала. Тем не менее, меню мне принесли и мы смогли сносно объясниться с официантом на английском. Всего гостям заведения предлагалось порядка 40 блюд мьянмарской и таиландской кухни, хотя и не все позиции имелись в наличии. Я выбрал на пробу жареное мясо на рёбрышках плюс гарнир, и остался первой порцией так доволен, что тут же заказал ещё одну. Получилось и вкусно, и за разумные деньги: счёт составил всего 2750 кьят, хотя, как мне показалось, бирманцы сами себя обсчитали на полторы тысячи. В любом случае, я рекомендую «BBQ World» как место, где можно очень дёшево и вкусно поесть в Янгоне.

 

По поводу еды могу добавить, что несмотря на стоны местной интеллигенции о наступающем засилье фаст-фуда, освоение мьянмарского рынка мировыми марками сулит туристам только пользу. «McDonald’s» в Мьянме всё ещё отсутствует, но «KFC» уже тут как тут. А больше всего мне понравилось заведение корейской сети общепита «Lotteria». Чистое заведение с приятными ценами попалось мне на глаза минут через 15 после обеда. В меню числились говядина и свинина, за 3-4 доллара предлагалось откушать или громадный гамбургер с картошкой и газировкой, или тарелку куриных ножек. Словом, советую посетить заведение на углу Hledan Street и Maha Bandula Road, чтобы покушать в Янгоне недорого и сытно.

 

Район Maha Bandula может быть рекомендован и для шопинга. Вдоль дороги сплошняком тянутся витрины, перед ними дополнительно устроены торговые ряды. Если мелкое предпринимательство не вдохновляет, по дороге найдутся и большие магазины, как, скажем, «Orange Supermarket» возле 19-й улицы. Я его обследовал, выясняя примерные цены на еду в Мьянме, и установил, помимо прочего, что местные соки стоят дорого, порядка 2 долларов за литр, тогда как бирманское пиво реально купить по сходной цене; что «Dagon», что «Myanmar» шли примерно по 1500-2000 кьят за поллитра.

 

В сфере покупок меня поразило изобилие мандаринов, которые продавались буквально повсюду. Пока я шёл вдоль Maha Bandula Road, оранжевые горы всё время болтались в поле зрения. Я вообще-то собирался прикупить бананов, дабы пожевать их перед отъёздом, однако сообразил, что мандарины ничуть не хуже, да и заплатить за них немного. Так и вышло: килограмм фруктов мне достался за 1000 кьят и то, я думаю, тётка взяла с меня как с явного иностранца больше денег, чем следовало.

 

Что лучше покупать в Янгоне, сказать не смогу, потому что на исследование рынков в индийском и китайском кварталах у меня элементарно не было времени. Стало быть, самоцветы, золото, ткани и прочее добро, что обычно везут из Мьянмы, прошло мимо меня. Могу лишь твёрдо сказать: шоппинг в Янгоне куда лучше, чем в Мандалае и тем более Багане.

 

По мере того как тьма окутывала город, мне всё меньше хотелось идти, тем более что в отличие от Maha Bandula Road, на набережной, где я оказался в итоге прогулки, ничего интересного не имелось. Тогда я принялся голосовать, рассчитывая договориться с таксистом комплексно – сначала заехать в отель за вещами, а оттуда двинуться на автовокзал. Поначалу мне не сопутствовала удача, и один из остановившихся водителей даже поднял мои планы на смех, утверждая, что около 7 вечера добраться до автостанции Янгона нереально даже за 2 часа. Его коллеги тоже кривились, услышав про Aung Mingalar, и требовали 10 тысяч кьят. Наконец, восьмой по счёту таксист, покривившись, согласился на 7 тысяч, хотя перспектива куда-то заезжать его тоже не обрадовала. Он даже поначалу ворчал вполголоса о своей неописуемой доброте, но потом удачно подобрал какую-то тётку, которой тоже надо было добраться на автовокзал Аунг Мингалар. Содрав с неё, насколько я понял, пятёрку, водила угомонился, предвкушая, как он получит за рейс фактически двойную оплату.

 

Кстати, его собрат по ремеслу был прав: дорога по пробкам и впрямь заняла порядка двух часов. Так что закончив осматривать достопримечательности Янгона около семи вечера, я поступил весьма разумно. Теперь мне следовало закончить удачный день отъёздом на север и я побрёл сквозь призрачный свет фонарей искать на территории автостанции Aung Mingalar офис компании «JJ» с робкой надеждой, что мой билет никому не продали… Оно, конечно, автобусы из Янгона в Мандалай уходят по несколько штук каждый час, но мне хотелось ехать с комфортом – не зря же я выбрал для переезда «Vip Class»…

Посмотреть фото Янгона...

 Изучить полезную информацию...

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru