ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Бахрейн

 

Первое, что мне бросилось в глаза после того как наш самолёт распорол темноту, приземлился и высадил пассажиров, были практически голые женщины. Ну то есть натурально совершенно раздетые, ничуть не скрывающие сокровенных мест своего тела, и, более того, бесстыдно выставляющие их напоказ...

 

Нет, вы даже не представляете, какой в зале прилёта царил разврат! Подумать только - эти сосуды порока ходили в ЮБКАХ! И кое у кого даже были видны колени! Не говоря уже о свободно распущенных волосах, встречавшихся чуть ли не у каждой встречной! Даже для меня созерцать подобное было непривычно после стольких дней, проведённых в Иране, стране, где девушку с непокрытой головой можно увидеть примерно с той же вероятностью, что и динозавра...

 

Да, пожалуй, с точки зрения многих иранских ревнителей морали, их бахрейнские соседи чересчур терпимо относятся к одежде своих благоверных, да и вообще слишком много чего им позволяют. То дамочки преспокойно шляются по магазинам, то устраивают посиделки в парках, то вот, изволите ли видеть, стюардесствуют. Вообще-то я, признаться, ожидал большего от хвалёного арабского сервиса, наслышавшись про качество обслуживания на рейсах "Emirates" и "Qatar airlines". "Gulf Air", как мне казалось, была из той же обоймы, только вот особых изысков на борту не наблюдалось: стюардессы в форменных костюмах раздали бортпаёк из бутерброда и сока, после чего всё затихло - ни тебе гурий, ни восточной роскоши, ни сказок тысячи и одной ночи. Среди обслуживающего персонала, кстати, виднелась какая-то явно славянская физиономия, наверняка имеющая происхождением Украину. Ну а другим представителем Европы на борту был я собственной персоной. Если в Ширазе при вылете в зале ожидания мелькали какие-то разбитные девки, направлявшиеся в Дубай, то рейс до Бахрейна укомплектовался исключительно арабами. При таком раскладе моя скромная персона просто-таки не могла пройти мимо строгих дяденек, регистрировавших пассажиров, один из которых прямо чуть не вывернул наизнанку мой паспорт, пытаясь отыскать в нём бахрейнскую визу. Да, трудно искать в тёмной комнате чёрного кота, особенно если его там нет...

 

Хотя, говоря по правде, виза у меня была. Но не в паспорте, а как распечатка: на сайте министерства внутренних дел Бахрейна я оформил электронную визу, и сделал это без особого труда. Есть только один нюанс, касающийся сроков оформления - электронная виза действительна в течение месяца после выдачи, а подавать заявку на её оформление можно не позднее чем за три дня до предполагаемой даты въезда.

 

Поскольку все нужные условия мной были соблюдены, за несколько дней до начала путешествия по Среднему Востоку я зашёл на сайт http://www.evisa.gov.bh/VisaBhr3En.html и там проделал там все необходимые процедуры. Во-первых, нужно заполнить поля простенькой анкеты, введя в основном свои паспортные данные. Во-вторых, следует тут же оплатить визовый сбор банковской карточкой. Наконец, оказалось необходимо в-третьих прислать сканированную страничку паспорта с данными и фотографией - об этом нигде не говорилось, но мне пришла на почту просьба сделать это из бахрейнского визового офиса. Буквально через пару часов после отправки сканированной копии подтверждение о выдаче визы было мной получено. Можно было с чистой душой отправляться в поездку: хоть за Интернет-оформление уплачены лишние 5 долларов, зато получена уверенность в завтрашнем дне.

 

Без сомнения, сделать визу Бахрейна можно было бы и в аэропорту по прилёте, однако, предвидя отношение иранских официальных лиц, я предпочёл визовый вопрос решить заранее, и до сих пор уверен, что поступил очень-очень правильно, поскольку вполне реальной была возможность получить отказ в регистрации на рейс - уж очень дотошно изучал мои документы ответственный иранец.

 

Трудился над испещрёнными штампами страницами моего паспорта он ровно до того момента, пока я не подал ему присланную из Бахрейна распечатку, после чего все вопросы оказались сняты, и вылету был дан зелёный свет.

 

Непосредственно после прилёта на землю Бахрейна я мигом убедился, что богатая арабская страна ничуть не отличается в плане менталитета от бедной: эта короткая вылазка и была затеяна как раз для того, чтобы посмотреть на один из нефтяных эмиратов и сравнить его жизнь уже имеющимися с образцами Иордании, Ливана и Сирии. Вдобавок, по условиям тарифа можно было комбинировать прилёт в Тегеран с вылетом из какого-нибудь другого ближневосточного города, ну а Бахрейн оказался самой несложной страной для самостоятельного получения визы. Вдобавок, "Gulf Air" выдал вполне приемлемую цену за перелёт в одну сторону, и, уплатив 160 долларов по своей банковской карточке, я стал обладателем билета Шираз-Манама, благодаря которому и стоял сейчас перед бахрейнским пограничником.

 

Итак, на пункте погранконтроля аэропорта Мухаррак творился обычнейший арабский бардак, с неразберихой и суматохой. Параллельно с нашим сел ещё один рейс откуда-то из Европы, так что народу перед пропускными пунктами скопилось немало. Я уже предвкушал длительное ожидание своей очереди, как вдруг упомянутая очередь рассосалась в мгновенье ока. Оказывается, все стоявшие передо мной рассчитывали оформить визу по прилёту, вот их и отправили оформлять визу по прилёту: сперва надо отстоять отдельную очередь в кассу обмена валюты (оплата визы только в динарах), потом следует занять место в очереди для оплаты визового сбора, и только затем уже подходить к пограничнику. Таким образом, перед тем как пристраиваться за кем-то, хорошо бы понять, бывалые люди стоят впереди или какие-нибудь балбесы. Если последние, то можно смело вставать за ними, невзирая на их количество - всё равно их тут же отправят восвояси.

 

Ну а мои формальности не заняли и сорока секунд: араб за компьютером уткнулся в подтверждение визы, что-то набрал на клавиатуре, спросил, где я собираюсь ночевать, получив в ответ распечатку с Booking.com удовлетворённо хмыкнул и влепил на одну из страниц въездной штамп. Так я оказался в Бахрейне...

 

Название государства означает "два моря", а сама страна является архипелагом из трёх десятков островов общей площадью 750 квадратных километров. Лишь шесть кусочков суши обитаемы, причём крупнейшим из них является Аль Бахрейн, на который приходится 83 процента территории страны. До него мне ещё предстояло добраться, поскольку я находился на третьем по величине острове, чью западную оконечность занимает аэропорт.

 

Воздушная гавань эмирата обрела свой нынешний вид в 1994 году и, надо полагать, ещё не успела обтрепаться в арабских руках. Пол во внутренних помещениях устлан коврами, местность старательно охлаждается кондиционерами, а по залам расставлены охладители с минералкой (и даже стаканы имеются). Вообще, всё сияет чистотой и глянцем, есть и обмен валюты, и стойки трансфера, и машину заказать напрокат можно - почти всё по-цивилизованному. За исключением транспорта...

 

Служба информации аэропорта утверждает, что из аэропорта до города автобуса нет в природе. "Lonely planet", напротив, говорит, что до города автобусом доехать можно, и даже называет номер маршрута - первый. Кому прикажете верить?

 

Оказывается, оба источника правы: автобуса из аэропорта в город действительно нет, но доехать на автобусе всё-таки можно. Дело в том, что означенный транспорт проходит МИМО терминала, но к нему не подъезжает. "Почему?" - наверное, спросите вы вслед за мной. Остаётся лишь пожать плечами...

 

Да, перед тем как выходить на свежий (а точнее, довольно липкий от жары) воздух, не забудьте поменять валюту, а то нечем будет расплатиться за проезд. В городе обмен, конечно, немного выгоднее, но тут деваться некуда, разве что пешком идти. Идти, кстати, будет не очень далеко - расстояние между аэропортом и центром Манамы примерно километров 6-7, так что этот путь можно без труда пройти пешком, особенно если топать по вечернему холодку. Однако самым разумным представляется использование общественного транспорта, а именно ПАЗика с первым номером на борту. Чтобы найти его остановку, нужно по выходе из аэропорта пройти вперёд через парковку до шоссе, где повернуть направо, и одолеть сотню метров до круговой развязки. Там, на дороге влево, будет каменная будка со скамейкой внутри. Если ещё не грянуло девять вечера, то можно сесть в холодке и ожидать очередного рейса; стоимость проезда примерно 30 рублей на наши деньги.

 

К сожалению, все эти животрепещущие подробности о транспорте между аэропортом и городом я выяснил только следующим вечером, так что на тот момент мне ничего не оставалось, как по примеру всех прибывающих взять такси. На тот момент у меня имелось 18.750 динар, полученных за 50 долларов, причём пришлось ещё и на комиссию банка "Travelex" раскошелиться. Впрочем, путеводитель утверждал, что цена проезда до нужного мне района не должна превышать двух с половиной или трёх динар, так что упомянутой суммы вроде как хватало сполна. На одном из плакатов возле стоянки таксистов я, впрочем, вычитал, что езду по выходным дням следует оплачивать по особому тарифу, но даже ещё один динар сверху - если судить по таблице расценок - не сильно отягчал всё мероприятие.

 

Это я недооценил местный народец...

 

Хотя условия и стоимость проезда расписаны на плакатах, не факт, что удастся уложиться хоть в мало-мальски приемлемую стоимость - арабское жульё есть арабское жульё. Мне с таксистом "повезло"; во всяком случае, он именно так и заявил: "Мол, повезло тебе, гость, что именно сейчас ты подошёл к стоянке - как раз подошла моя очередь сажать пассажиров, а все знают, что отсюда и до самого священного города Мекки нет ни одного более толкового и лучше знающего город таксиста, чем я". Произнеся эти слова, дядя взял у меня бумагу с адресом отеля, что-то промычал и отправился к приятелю выяснять, как проехать к нужному месту. Дальше - больше: счётчик он вроде как включил, но тот некоторое время не работал. Мужик уж и так и этак его хлопал, и даже оборачивался ко мне, улыбаясь в усы и всячески показывая, как он старается привести агрегат в работоспособное состояние. Увы, тот функционировать и отсчитывать километро-филсы никак не желал. Запустился он почему-то ближе к концу поездки и сразу сдал выдавать цифры, начиная с пятёрки. В общем, когда мы приехали, оказалось, я должен заплатить за проезд 7 динар. Последовала может быть и не очень красивая, но чрезвычайно поучительная сцена, по итогам которой мы всё же сошлись на пяти динарах, причём каждый плюнул под ноги другому, чувствуя себя обжуленным, и наши пути разошлись. Таксист поехал искать каких-нибудь лохов, а я вошёл под своды гостиницы.

 

Отель "Oriental Palace", избранный мной для постоя, отнюдь не числится в списках перворазрядных мест ночлега, однако, как и все местные гостиницы, взимает такую плату, словно числится. Несмотря на своё звучное название, отель весьма далёк от совершенства: "восточный" - да, но совсем не "дворец". За 55 долларов постояльцу предоставляется плохонький сервис в исполнении индусской обслуги и довольно обшарпанный интерьер. То есть снаружи здание выглядит довольно неплохо, внутри оно смотрится так себе, но в целом терпимо. Скажем, мебель потёрта, ванна малость покоцана, кафель кое-где сильно потрескался, зато есть унитаз и биде. Мне достался номер с холодильником и огромной кроватью, плюс дополнительно балкон с видом на верхушки окрестных небоскрёбов. В наличии был ещё кондиционер, но я его вообще не включал, потому что ночью и без него было достаточно холодно. Телевизор, само собой, имелся, только вот смотреть по его ста каналам было совершенно нечего: две трети программ индийские, так что по всем ним круглосуточно шла сплошь форменная "Шита и Крыта" - если в первой серии на стене висит ружьё, во второй оно будет петь и танцевать.

 

Завтрак был теоретически "буфет", если бы я пришёл на час раньше. А так осталось немного помидоров-огурцов-морковки, плюс джем- масло, зато булок сколько хочешь. Сок апельсиновый был какой-то скверный, а вот персиковый мне понравился. Дополнительно можно было заказать у сонного официанта по выбору омлет или фуль, а также чай либо кофе. В общем, наесться особенно не удалось, но я на это и не рассчитывал, так что чуть позже, уже во время прогулки, подкрепился сэндвичами.

 

По условиям бронирования мне можно было сдавать номер не в полдень, а позже, так что дневное пребывание в столице Бахрейна я решил разбить надвое, и самую жару переждать. Впоследствии выяснилось, что в подобном образе действий нет необходимости - не настолько изнурительным был мартовский полдень, чтобы прятаться в тень.

 

Первым делом требовалось дополнительно наменять местных денег – поездка с поганцем-таксистом пробила некоторую брешь в моих запасах динаров; я-то рассчитывал доехать до города на автобусе. Конечно, валюта у меня была, но если тратить её бездумно, никаких средств не хватит, так что следовало по возможности уложиться в отведённую на Бахрейн сумму.

 

Соответственно, в поисках пункта обмена валюты я выбрался на Goverment Avenue, где сразу узрел полчища индийцев, бангладешцев, филиппинцев, пакистанцев и непальцев. Даже если бы я не мог отличить одну нацию от другой, нетрудно было бы догадаться, кто гастарбайтерствует в Бахрейне, завидя регулярно встречающиеся надписи типа "Перевод в Манилу за 1 день и 1 динар", "Звонки в Непал 20 филсов минута". Среди всех подобных объявлений в этих краях постоянно попадаются также вывески "Currency Exchange", обозначающие, конечно, меняльные лавки, которые держат в основном индусы или ланкийцы, занимающиеся отправкой денег соплеменников на родину, так что присутствие нескольких человек соответствующей внешности в меняльной конторе почти неизбежно. Не следует этого бояться, но осторожность нужно соблюдать. Вдобавок не забывайте спрашивать, есть ли комиссионные при расчётах мелкими долларовыми купюрами, и не хлопайте ушами, получая деньги: бахрейнский динар делится не на сто филсов, а на тысячу, и это нужно учитывать при обменных операциях. Я, скажем, менял 10 евро, и получил 4 динара плюс 500 филсов - не пятьдесят, а именно пятьсот филсов.

 

Восполнив запасы местной валюты я несколько воспрял духом, и мог отныне ходить с гордо поднятой головой - так-то лучше видно окрестности. Что сразу заметно в районе Souq, так это так называемые "Ворота Бахрейна", невысокое белое здание, отделяющее более-менее цивилизованную часть города от старого рынка, сиречь лабиринта узких улочек и торговых лавок. Пусть название вас не обманывает: строили ворота в 1940 году конечно не бахрейнцы, а британцы и сперва оно предназначалось для размещения колониальной администрации. Традиции, можно сказать, продолжились, и ныне здание оккупировали бюрократы, на этот раз из местного Туристического департамента.

 

Расположенные южнее старые кварталы я решил пока что оставить на потом, а начать осмотр местности с посещения морского фасада, которым официально числится King Faisal Korniche. Короткий переход вывел меня к набережной, только особых морских красот там увидеть не удалось: сейчас идут обширные работы по застройки намывных территорий под названием "Reef Island", так что в том месте, где, безусловно, когда-то открывался отличный вид на Персидский залив, нынче видны исключительно строительные леса и нарождающийся бетонный лес небоскрёбов.

 

Вообще, приметы строительных работ - фактически визитная карточка нынешнего Бахрейна. Крохотное государство развивается просто-таки феноменальными темпами, старательно диверсифицируя свою экономику и не замыкаясь на одной нефти. Многие ли знают, что на землю этой страны ежегодно прибывают 4 миллиона туристов? А ведь эта цифра делает Бахрейн вторым номером по количеству туристов на Ближнем Востоке, и вперёд в табели о рангах пропущен только Египет... Туризм приносит и доходы, и рабочие места, ну а местные власти со своей стороны прилагают все усилия для повышение туристической привлекательности. Очередной ступенью в этом процессе стало сооружение трассы автогонок "Формулы 1", которая, судя по информации на официальном сайте проекта, была построена за 16 месяцев и 150 миллионов долларов, но с тех пор окупилась многократно, да вдобавок привлекла огромное внимание к Бахрейну, так что трансляция соревнований 2006 года переплюнула по стоимости эфирного времени Туринскую олимпиаду.

 

А ведь как скромно всё начиналось: поскольку вся пригодная для обработки земля архипелага равна полосе в 5 километров, пролегающей вдоль северного побережья, обосновавшимся тут племенам пришлось изыскивать альтернативные возможности вести хозяйство, и такие возможности им дала добыча жемчуга. Долгое время фактически на доходы от подобной торговли местные жители и существовали, ежедневно высылая в море порядка 2000 лодок. Неудивительно, что одна из главных площадей называется Жемчужной, и неспроста её центром является монумент жемчужине. Воспользовавшись соответствующей информацией, нетрудно установить, что в 1928 году жемчужное дело и пошлины от него принесли государству 1124000 реалов из общих государственных доходов в 1215000 реалов. Теперь становится понятно, отчего футуристический памятник возносит жемчужину так высоко.

 

Если продолжать прогулку по набережной дальше, за Pearl Square, то мало-помалу попадёшь к мосту, связывающему Бахрейн с материком. Нынче этот мост является важным компонентом инфраструктуры, и сразу несколько автобусных компаний проложили маршруты на аравийский полуостров. Более того, в аэропорту можно сразу по выходе из самолёта заказать переезд на лимузине до Саудовской Аравии, и всё благодаря возведённой посреди залива многокилометровой переправе. А ведь было время, когда оба участника строительства сомневались, стоит ли затевать это дело: саудовцы переживали, что из Бахрейна к ним станет проникать тлетворное влияние, а бахрейнские власти опасались усиления консерватизма, привнесённого от соседей.

 

Как-то обошлось...

 

Прогуливаясь по набережной, я натолкнулся на каких-то работяг, мостивших плиткой выход с пешеходного моста. Конечно, это были не арабы, а какие-то индостанские товарищи; по статистическим данным, порядка 60 процентов рабочих мест занято пришлым народом. Конечно, можно в духе отечественной пропаганды заявить, что страна, дескать, не сможет прожить без мигрантов, однако лучше бы нам опереться на бахрейнский опыт: во-первых, эnих самых мигрантов держат в общежитиях на окраинах Манамы и целенаправленно возят оттуда на работу и обратно. Во-вторых, фиг когда всей этой братии дадут гражданство, да и с какой стати это делать: хочешь работать и отсылать деньги на родину - работай и отсылай, а как отработал, катись восвояси. В-третьих, никаких семей из родных аулов гастарбайтеры привозить не имеют права, они, в конце концов, работать приехали, вот пусть и работают. В-четвёртых, любое вяканье тех правительство, чьи граждане подвизаются в Бахрейне, немедленно вызывает массовую высылку этих самых граждан: на их места всегда найдётся масса желающих из лояльных стран. Таким образом, у крохотного государства хватает ума пользоваться чужими рабочими руками во благо себе, не служа только кормовой базой для чужаков.

 

Опять-таки, думаю, если бы какие-то рабочие-мигранты не выполняли свои прямые функции (ну, скажем, не убирали бы улицы, когда это требуется), то долго в стране они бы не задержались. Думаю, излишне добавлять, что каждый приехавший сперва внёс залог в размере стоимости авиабилета на родину, так что при нужде бахрейнским властям не потребуется что-то изобретать или выделять какие-то средства на депортацию, всё происходит оперативно.

 

Вот бы у кого поучиться...

 

Можно отметить и недостатки системы: хотя рабочих рук вроде как много, тем не менее встречаются зелёные оазисы, уставленные грязными, запылёнными пальмами. Складывается ощущение, что арабы не знали, куда потратить деньги, высадили зелень, а что о ней надо заботиться, им никто не сказал; есть, поди, и рабочие руки, которым можно было бы поручить уход за зелёными насаждениями, но команду-то ещё отдать надо...

 

Впрочем, арабы и сами хороши: они сочно плюются, кидают без зазрения совести окурки и бумажки, а уж выкинуть из окна машины мусор считается вообще ерундовым делом. Кстати, культура вождения также не на высоте - машины носятся с довольно приличной скоростью, и пешеходов пропустить никому в голову не приходит; за всё время моего пребывания в Манаме перед "зебрами" пешеходных переходов автомобилисты притормозили только пару раз.

 

В общем, хоть мешок людям денег им выдай, культуру на эти деньги не купишь...

 

Хотя, надо признать, арабы стараются, стараются купить культуру, в чём я убедился, изучив потуги бахрейнцев по части музейного дела. Когда жара достигла пика, наступает самое время посетить закрытые от солнца места, такие как музей Корана и Национальный музей. Первый появился в центре Бахрейна в 1990 году, став одновременно и центром исследования священной книги мусульман. В его коллекции присутствует великое множество изданий Корана, в том числе древние рукописные тексты и реликвии со всех концов мира. Второй объект куда более интересен, поскольку вроде как включает в себя экспозиции сразу по нескольким направлениям. Вход в современное, выполненное параллелепипедом здание, стоит 500 филсов, режим работы с 8 до 20 часов.

 

С одной стороны, в залах оказалось смотреть по большому счёту особенно нечего: на мой взгляд, помещения слишком велики для наличного количества экспонатов; такое ощущение, что небольшое количество каши размазали по тарелке, пытаясь изобразить изобилие. С другой стороны, в некоторых местах становится даже интересно. Лично мне больше всего понравилась временная экспозиция, привезённая из Саудовской Аравии - она как раз совершала очередной этап вояжа по странам региона. При входе в отделанный пурпуром зал стоял флаг аравийского королевства и сидел представительный араб, предложивший мне сделать запись в книге посетителей; сообщение, что я приехал из России, заставило его уважительно пробормотать что-то вроде "Добро пожаловать. заморский гость". Пафос ситуации, собственно, объяснялся просто: по странам и весям ездит коллекция фотографий саудовского короля Абдуллы во всех видах и позах. То он обнимается с марокканским шахом, то прогуливается рядом с Насером, то стоит в окружении иорданских офицеров, и так далее, и тому подобное. В отдельном закутке в режиме нон-стоп крутилось кино про жизнь и подвиги короля, посредством которого он выходил и реформатором страны, и вдохновителем образования, и создателем армии и много ещё кем. Глядя на эти кадры и наматывая образчик пропаганды себе на ус, я всё не переставал прикидывать, где была бы Саудовская Аравия, если бы не нефть... Иордания для меня в этом плане пока что остаётся образцом нищеты, глупости и коррупции, так что, скорее всего, саудиты находились бы примерно в том же состоянии...

 

Покончив с экспозицией, я перешёл к осмотру основной коллекции музея, подолгу простаивая у некоторых экспонатов. Вот, например, раздел античной истории, в котором утверждается, будто открывателем, назывателем и основателем Бахрейна был никто иной, как Александр Македонский. Тут и карта его походов имеется, на которой флот великого завоевателя бороздит Персидский залив.

 

Понимаю, что весьма почётно вести свой род от такого известного человека, как покоритель Персии, но совершенно точно установлено, что те, кто нынче живёт в Бахрейне, никакого отношения к македонскому царю не имеют. Современные властители островной страны появились в этих местах по ходу пертурбаций, вызванных властным вакуумом. Племя, известное ныне как Бани Утуб, вышло на берег Персидского залива в 1800-х, после чего одна из семей, известная как Аль Сабах, поселилась на месте теперешнего Кувейта, а другая семья, Аль Халифа устроилась на Бахрейне. Там уже жили племена, ходившие под рукой Ирана, но с их сопротивлением было довольно быстро покончено, после чего новоявленные эмиры, первым из которых стал Ахмад ибн Мухаммад, принялись укреплять свою власть. На островах им настолько понравилось, что они даже бросили свои континентальные владения, прибранные саудовскими ваххабитами.

 

Дальнейшая история Бахрейна пестрит хитроумными ходами и крайне изворотливой политикой эмиров, лавировавших между интересами различных сил. Так, предложения о союзе были как-то раз отправлены и в Иран, и в Османскую империю. Иран ответил быстрее и вроде как ничто не мешало заключению договора, зато османы предложили более выгодные условия, после чего эмир немедленно сменил ориентацию. Само собой, не обошлось без англичан, которые орудовали в Заливе как хотели, стравливая одних правителей с другими и насаждая свои порядки. Под британским протекторатом Бахрейн находился с 1820 года, когда флот туманного Альбиона защитил острова от ваххабитов, так что вплоть до получения островным государством независимости в 1971 году британцы постоянно вмешивались в его внутренние дела и вообще развлекались как могли.

 

Ну а нынче кусок Бахрейна отдан под крупную американскую базу...

 

Обо всём этом в музее не упоминается. Зато почти что целый зал посвящён разоблачению происков неведомых злодеев, распускающих слухи про то, что Бахрейн, якобы, в древности был островом мёртвых - больно уж много захоронений там находили. Ведущие специалисты эмирата, в свою очередь, доказывали, будто найденные захоронения содержат вполне нормальное количество трупов для тогдашнего народонаселения - если, дескать, 85000 найденных могил распределить на 1000 лет, то получится, что за год умирало по 128 человек, и это вроде как удовлетворительный показатель; для пущей убедительности в центре помещения находился макет раскопок в натуральную величину, естественно, со скелетами и черепами.

 

Другой макет в натуральную величину изображал этнографический отдел - воспроизводилась сцена приготовления к свадьбе. Пояснения на английском сообщали, что наряженная невеста должна сидеть неподвижно с закрытыми глазами, пока подруги жениха будут ее ощупывать и оценивать стати.

 

Несмотря на красочность сцены и богатые одежды манекенов мне куда больше понравилась другая сценка, олицетворявшая деревенскую жизнь. В загончике был устроен просторный двор, окружённый глухими стенами, по его песку бродит всякая живность, в углу сидят старики, короче говоря, вполне жизненная ситуация, ив се персонажи узнаваемы.

 

А ещё в одном зале с тщательностью воспроизведена торговая улица восточного города - весь присущей таким местам колорит присутствует, и остаётся только пожалеть, что нет звуковых эффектов. Могли бы и сделать, кстати...

 

В не слишком торопливом темпе за полтора часа я успел осмотреть оба этажа, в том числе забрёл в левое крыло, где как раз оформлялась выставка авангардной живописи; даже сюда добралась эта мазня. Синие полосы, пронизавшие жёлтое полотно картин меня доконали, так что на воздух я выбрался с несколько смазанным от музея впечатлением: вроде как всё шло хорошо, так вот нате вам...

 

Свежий воздух со стороны залива быстро привёл меня в чувство и, забирая от здания музея влево, я выбрался к набережной.

 

Несмотря на то, что полученная в туристическом офисе карта города утверждает, что вдоль Fatih Haighway есть полоска пляжа, реально её там нет; во всяком случае там нет пляжа в нормальном смысле этого слова. Прибрежные камни есть, немного травы есть, десяток пальм тоже есть, и есть асфальтовая дорожка между травой и камнями. Надо, впрочем, сказать "спасибо" и за наличие этого участка, поскольку восточный берег столицы большей частью застроен, и лишь примерно двухкилометровое пространство оставлено в покое. Тут найдутся и кафе, где можно перекусить, и места для неформальных пикников, и аттракцион с дельфинами и даже планируется устроить что-то вроде водных горок. Само собой, имеется яхт-клуб, но нанять яхту, конечно, далеко не всякому по карману, а вот отдохнуть на траве под солнышком может любой. Я и сам причастился отдыха, посидев с полчасика на скамейке и слегка перекусив: от солнышка меня скрывала пальма, ветерок с моря исправно задувал, так что жизнь шла своим чередом. Вот чего не удалось сделать, так это помыть ноги в Персидском заливе, так что пришлось топать на юг несолоно хлебавши. Поправили мне настроение две неожиданное встречи. Сначала я завидел тётку, сидевшую под деревом - она была с головы до ноги замотана в чёрное, но на коленях держала ноутбук; этакое смешение современного прогресса и средневековой традиции. А затем, чуть погодя, мне на глаза попался бородатый бэкпэкер классической для такого человека наружности. Дело в том, что этого типа я уже видел с утра на променаде короля Фейзала, после чего столкнулся с ним в помещениях музея; видать, он гулял по Манаме примерно по тому же маршруту, что и я, только в значительно более бодром темпе и без полуденного отдыха.

 

Шёл он, к слову, со стороны Большой мечети короля Фатиха, следующего объекта моей персональной культурной программы. Самое крупное культовое здание Бахрейна выстроено несколько на отшибе, что, впрочем, его нисколько не портит: будучи вынесенной на прибрежное шоссе, постройка смотрится очень красиво. С другой стороны, отсутствие соседних зданий не даёт в полной мере оценить огромные размеры мечети, способной вместить более 7000 молящихся.

 

Пожалуй, можно рекомендовать сделать три комплекта снимков здания: 1) издалека, лучше всего со стороны моря или даже набережной Мухаррака, что даст хорошую панораму и позволит соотнести габариты мечети с окружающим пейзажем, 2) из-под самых стен, отчего минареты будут казаться протыкающими облака, 3) обязательно в ночной подсветке, которая даёт поразительные результаты.

 

Двигаясь дальше на юг можно попасть в новые жилые районы и достичь моря с другой стороны Манамы, но я предпочёл свернуть на Bani Otbah Avenue и двинуться мимо забора нового эмирского дворца. Дворец этот совсем не выглядит таковым - никаких экзотических штучек в изящном стиле "Тысячи и одной ночи", только одна сплошная монументальность. Больше всего постройка смахивает на казарму военного городка: гладкие стены и окна, напоминающие бойницы. Огромная территория обнесена забором, а КПП надёжно охраняются, но можно рассмотреть, что за оградой достаточно много зелени и, будь дворец менее суров, находиться в нём, наверное, было бы приятнее. Хотя, не исключено, что приглашённые на официальные мероприятия - а резиденция как раз для этого и предназначена - находят внутри подлинно восточную атмосферу.

 

Сам монарх, очевидно, в средствах не стеснён, и вся его семья живёт на широкую ногу. Например, один из крупных островов, через который проходит грандиозный мост короля Фахда, Умм аль Насан, принадлежит лично эмиру, где у того охотничий заповедник. В свою очередь, младший брат эмира, премьер-министр, взял в личное пользование остров Ум-Суббан. Порядка тридцати процентов всей потребляемой государством воды уходит на нужды полива эмирского сада. Ходят слухи, что у эмира есть также личный пляж, расположенный к юго-западу от столицы, куда запрещён выход не только "цветным", но и местным жителям - лишь американцы и европейцы могут вольготно там себя чувствовать; за нарушение правил пользования пляжем полагается тюрьма. Само собой, субсидии, выдаваемый казной эмирской семье никому не подотчетны; в качестве компенсации чиновникам нижних этажей аппарата не возбраняется зарабатывать дополнительные деньги, например, собирая по 1500 долларов с каждого гастарбайтера за визу.

 

Раз уж зашла речь о градации бахрейнского общества, стоит упомянуть, что есть пять степеней значимости гражданина. Сперва идут члены кланы аль-Халифа, затем представители союзных племён, принимавших участие в завоеваниях XIX века, затем те арабы, что прибыли из арабских стран в последнее столетие, четвертый уровень составляют мигранты с иранской стороны Залива, называемые "хавала", пятым и последним числятся шииты. Гастарбайтеры, ясное дело, вне категорий...

 

Пока я укладывал эти сведения в своей голове, Bani Otbah avenue кончилась и начался старый эмирский дворец, также окружённый стеной, но не сплошной бетонной, а изящной оградкой. Зато охрана тут была не в пример бдительнее, и мою попытку сделать снимок местности быстро засекла и пресекла. Я, конечно, изобразил понимание и фотоаппарат убрал, но всё-таки один кадр успел сделать...

 

Затем наступила некоторая заминка, связанная с невозможностью перейти дорогу: проезжавшие новенькие машины, в основном родом из Японии, ничуть не смущались наличием на обочине пешехода и чесали себе без остановки. Поток был весьма плотным, но не притормаживал, поскольку на круговой развязке отсутствовал светофор - короче говоря, найти щёлку между транспортными средствами и улизнуть с перекрёстка удалось далеко не сразу.

 

Улица Shaikh Isa привела меня опять же к набережной, откуда я ещё перед приездом намеревался посмотреть закат. По итогам утренней прогулки было ясно, что выполнить задуманное будет трудновато: может, пару лет назад это дело и выгорело бы, а нынче новостройки Bahrein Bay надёжно перекрывают обзор. Возможно, единственной точкой, откуда виден закат, является северная оконечность Мухаррака, но перспектива ехать туда непонятно каким транспортом не выглядела хорошей затеей.

 

В раздумьях о дальнейшем времяпрепровождении я опустился на одну из скамеек и собирался было подкрепиться бутербродами, как вдруг заметил неподалёку несчастного, ободранного кота, кравшегося куда-то с абсолютно затюканным видом. Кошачьи всегда были моей слабостью и, вспомнив своего верного котяру, не дожившего буквально нескольких дней до своего двадцатилетия (!), я решил порадовать его бахрейнского собрата кусочком сыра. К моему искреннему удивлению операция эта едва не закончились полным крахом, поскольку усатый-полосатый так шарахнулся от сыра, словно ему подкинули ротвейлера. Уж не знаю, как конкретно обращались с бедолагой бахрейнцы, но вряд ли очень хорошо.

 

Самообладание вернулось к зверю очень нескоро, и даже установив очевидную съедобность добычи он далеко не сразу приступил к трапезе; видать, выяснял, не отравлена ли пища и возносил молитвы своим кошачьим богам. Всё же, по прошествии минут десяти лёд тронулся, и только тогда я почувствовал облегчение - каким всё- таки сложным может быть простое дело в непростых арабских условиях...

 

К тому времени, когда я закончил приводить в порядок записи и оторвался от скамейки, на улицах уже зажглись фонари, и начала раскочегариваться подсветка небоскрёбов. Надо отдать местным властям должное: в гирляндах огней здания смотрятся очень и очень неплохо; достаточно сказать, что около трети наиболее удачных кадров я сделал как раз вечером.

 

Ничуть не хуже смотрится в темноте и базарный район, представляющий собой по сути море золота и шмоток. Большая часть заведений представлена маленькими магазинчиками и лавчонками, но есть там и вполне современный торговый центр "Yateem", схожий с западными образцами. Внутри сплошь стекло и свет, лифты, лестницы и магазины, магазины, магазины. В основном продаётся одежда, но также есть отделы электроники, косметики и даже женского белья. Плюс, как и водится в аналогичных центрах, имеется несколько ресторанов, где можно перекусить в промежутках между набегами на прилавки.

 

В целом, мне показалось, что несмотря на кажущееся изобилие товаров, покупать особенно нечего: ни привлекательных цен, ни каких-то сногсшибательных предложений я как-то не заметил. В золоте я, правда, не разбираюсь, зато техника продаётся сплошь китайская, представленная всякими там "TCL" и прочими "Tosibah". Более того, в большинстве случаев на товары отсутствует цена, что лично для меня является поводом покупок не делать; принцип "no price - no buys" я выдерживаю практически неукоснительно.

 

Чуть ли ни единственным местом, где у сувениров в частности и у всех товаров в целом имеется твёрдая, обозначенная ценником стоимость, является Marina Mall, комплекс из нескольких корпусов, открытый в в 2001 году. На 35000 квадратных метров его торговых площадей разместились магазины электроники, одежды, обуви, продуктовый супермаркет. Цены тут тоже не ахти, но, скажем, сока в дорогу прикупить можно. Лично я отдал около динара (то есть почти 100 рублей) за литровую упаковку.

 

Хотя солнце уже давно закатилось, наступление ночи практически не чувствовалось, видимо, город ещё не успел отдать накопленное за день тепло. В ночном небе восхитительно смотрелись огни небоскрёбов, вдоль по набережной прогуливались местные жители со  своими семьями, гастарбайтеров грузили в автобусы и отправляли в их общаги - словом, царил надлежащий порядок. На улице даже стали попадаться европейские лица, вероятно принадлежавшие освободившимся от дел бизнесменам или чиновникам из близлежащего посольства Великобритании, окружённого громадной стеной, которой предшествовали железные надолбы, призванные выдержать первый удар грузовикам, если вдруг смертник решит прорваться на территорию.

 

Это так, на всякий пожарный случай: пока что от крупных неприятностей Бахрейн избавлен. Была в 1996 году целая серия нападений на конторы иностранцев и на конторы, в которых они работают, был спустя год довольно крупный по местным меркам теракт, когда 5 бангладешцев погибли при взрыве ресторана в эмигрантском районе Ситра, но чего-то колоссального страна пока избегает. Периодически, правда, ловят всяких там иранских и ливанских шпионов, бывают и трения на религиозной почве, однако правоохранительная система эмирата воспитана британцами, ими же вышколена, а если собственных сил не хватит, то одной из целей строительства вышеупомянутого моста в Саудовскую Аравию была возможность оказать военную помощь крохотной монархии, что и было как-то раз сделано силами двух батальонов саудовской национальной гвардии.

 

Так или иначе, улицы Манамы безопасны как днём, так и ночью, в чём я смог самолично убедиться пока слонялся по ним перед тем как отправиться в аэропорт к полуночному вылету "Турецких авиалиний".

 

На место я прибыл примерно за час до начала регистрации рейса, точно рассчитав время лишь для того, чтобы узнать о шестичасовой задержке вылета - турецкий борт к тому моменту ещё не вылетел из Стамбула. После некоторых объяснений с ответственным лицом, толстым турком в костюме, разочарованные пассажиры получили клятвенные заверения, что их пропадающие пересадочные билеты на самом деле не пропадут, и все будут посажены на другие рейсы. Моё беспокойство насчёт будущего опоздания на самолёт  Москва- Петербург дядя постарался развеять уверениями "Всё будет хорошо", а просьбу перекинуть меня на турецкий же вылет прямо в Петербург деликатно проигнорировал. Пришлось довольствоваться малым...

 

Трезво рассудив, что сидеть во внутренних помещениях куда приятнее, нежели во внешних, я сдал багаж, получил посадочные талоны и отправился на паспортный контроль, который не занял и минуты. Попав в "стерильную зону" по заведённой привычке я сразу отправился в местный магазин беспошлинной торговли, чтобы оценить перспективы. После беглого осмотра выяснилось, что дьюти-фри в Бахрейне совершенно никакой: 24 доллара за Бейлис, 10.7 за мартини - уровень цен напоминает о Шереметьево. Впрочем, долго разглядывать полки мне не пришлось, так как по трансляции всех пострадавших от "Turkish airlines" просили проследовать к пункту выдачи пищи. Самолётный паёк и крохотная коробочка сока были наградой тем, кто откликнулся на призыв, причём раздача происходила под завистливыми взглядами довольно разношёрстной публики. Оказалось, что отменён также борт куда то на восток, кажется, в Катманду, так что вся толпа непальцев собралась возле гейта. Меня всегда удивляет привычка людей кучковаться у каких-нибудь ворот в ожидании посадки: вроде как и мест рядом с нужным выходом уже нет, так отойди на пару десятков метров в сторону и устройся там - нет, будут стоять, но ни на шаг не отойдут от заветной двери. Вот и тут крайний правый зальчик оказался оккупированным пассажирами задержанного рейса (кое-кто устроился за недостатком посадочных мест прямо на полу), а его визави в другой части терминала своим присутствием не почтил никто кроме меня. Ручки кресел, правда, и там оказались неудобными, причём была и удобная модификация, но стояла она совсем рядом с зальчиком для курения, так что пришлось эти сиденья из ареала обитания исключить. Всё же я покемарил часа три, после чего объявили посадку на рейс, и долгожданный самолёт прибыл, озарённый утренним солнцем.

 

Теперь мне предстояло попасть на пересадку в Стамбул, с которым у меня так неудачно сложились отношения шестнадцатью днями ранее...

 

Посмотреть фотографии Бахрейна... Отправиться в Стамбул...

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru