ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ТЕОРИЯ ПРАКТИКА РАЗНОЕ КОНТАКТЫ

Албания

Самостоятельная поездка по Албании позволила мне осмотреть достопримечательности Тираны, познакомиться с местными обычаями, выяснить, велик ли уровень преступности в Албании; хотите знать больше - читайте отчёт о самостоятельном путешествии в Албанию

 

Идея отправиться в поездку по Балканам, захватив Албанию, Македонию и Болгарию, родилась у нас несколько спонтанно, когда вдруг в Интернете нашлись недорогие билеты с вылетом в Тирану и возвращением из Софии – вот мы и польстились на низкую цену. Вот только ухватившись за спецпредложение доживавшей тогда свои последние денёчки авиакомпании «Malev», мы с братом потом долго ломали голову над своим поступком: как-никак, хуже и гаже страны, чем Албания, в Европе не найти. Слухами, как говорится, земля полнится, и слухи насчёт этого уголка Балкан ходят самые разные, вот только разнятся они в одну, плохую сторону. Во всяком случае, лично я про албанцев читал только всякие пакости, да и смотрел тоже – одно «Осиное гнездо» чего стоит. Впрочем, беллетристика беллетристикой, а факты вещь упрямая, и, например, тот факт, что в 1997 году албанский народ разграбил военные склады, украв 500 тысяч единиц стрелкового оружия, говорит о многом. Факт и то, что из украденных стволов вернулось к военным не больше трети… Кроме того, албанцы, как известно, славятся на всю Европу своим скверным нравом и жестокими преступлениями, и это тоже факт…

 

Ладно хоть про Македонию пакостей никто не рассказывает, даром что страна вот уже сколько лет после обретения независимости никак не может обрести нормальное название: греки выступают категорически против такой топонимики, и считают, что соседям следовало бы назваться как-то иначе. Вот и числится государство как FYROM, сиречь «бывшая югославская республика Македония». Ей-ей, был бы на дворе другой век, раздербанили македонскую территорию соседи; албанцы, составляющие около четверти всего населения, с удовольствием вошли бы вместе с Косово в состав Великой Албании, и на этой почве у них с местным населением давно уже нелады – порой вспыхивает настоящая война с убитыми и ранеными.

 

Болгария вроде как выглядит оазисом спокойствия рядом с пороховой бочкой Балкан, но насчёт неё мы тоже волновались: непонятно было до конца, можно с шенгенской визой въехать в Болгарию или нет; на тот момент вроде как разрешалось проезжать транзитом и находиться в стране до 36 часов, но полной уверенности у нас на сей счёт не имелось.

 

Словом, поездка на первый взгляд, не сулила розы, а сулила главным образом шипы… Вот мы и нервничали, готовясь к поездке, нервничали, отправляясь в путешествие, нервничали в аэропорту Будапешта на пересадке: нам казалось, что вместе с нами полетят полчища злобных албанских мафиози…

 

Дополнительно подпортила нам настроение кучка баб, с головы до пят закутанных в чёрное – это по соседству ждали вылета пассажиры рейса на Каир; народ, завидя чёрную стайку, шарахался в стороны как от чумы – определённо, у всех было ощущение, что выводок смертниц готовится отправиться в исламский рай… Оставалось только непонятным, выдадут ли тёткам там по 72 девственницы, как мужикам, или не выдадут?..

 

Подобное соседство нас несколько пришибло, и хотя в самолёте на Тирану никаких подозрительных личностей не наблюдалось, прилетели мы в каком-то гадком настроении, ожидая на каждом шагу подвохов и пакостей… Отчёты путешественников об Албании смотрелись по большей части довольно невнятно, зато большое впечатление производило чтение материалов про тамошние порядки, царившие при Ходже Энвере: тогда прямо в аэропорту рейсы встречали парикмахеры и мигом приводили чересчур волосатых туристов в подобающий вид…

 

Как бы назло всем ожиданиям никаких пакостей на первых порах не произошло, никто на прибывших не таращился и с ножами-ножницами не подступал. Напротив, албанцы вели себя вполне цивилизованно и, например, бровью не повели, увидев наши финские «шенгены», да и пошлину в 10 евро за въезд в Албанию по шенгенской визе, про которую столько писали в Интернете, никто взять не удосужился. Пограничница просто протянула: «А-а-а, шенге-е-ен», и принялась вбивать мои данные в компьютер; куда больше, как я заметил, интересовал её паспорт китайца, изучавшийся соседкой по будке. Въездной штамп любопытная албанка поставила сикось-накось, и на этом формальности закончились. Ожидаемые пакости не произошли и дальше, напротив, в ожидании багажа мы сумели взять карту Тираны в туристическом бюро, находившемся сразу справа после паспортного контроля. Пока мы её рассматривали, приехал наш багаж, и мы вздохнули – сначала с облегчением, потом без такового, ибо ожидали бесполезных поисков общественного транспорта, торговли с таксистами и так далее. К тому времени я успел обменять прямо в зале ожидания 10 евро (курс всего процентов на 5 меньше, чем в городе), и теперь гадал, хватит ли этих денег, или придётся искать, где поменять валюту в аэропорту Тираны дополнительно.

 

Таксисты-приставалы, что неудивительно, присутствовали – третий мир, как-никак, - однако вопреки ожиданиям приставали они вяло, неусердно, и никто из них не удосужился пустить в ход обычную байку, мол, «тудэй бас финиш». Мы этому, признаться, крайне удивились, и сразу стали искать в их действиях подвох. Что ж, вопреки ожиданиям, подвоха как-то не нашлось, зато при выходе из терминала нашёлся рейсовый автобус, с помощью которого можно добраться от аэропорта до центра Тираны недорого и с комфортом. Мы попросту проследовали по указателю «Rinas Express», и выяснили, что вопреки ожиданиям, на остановке есть расписание движения – рейсы уходят в 25 и 55 минут каждого часа. Вопреки ожиданиям, цена проезда оказалась вполне приемлемой, 250 лек, вопреки ожиданиям водитель не стал требовать дополнительную плату за багаж, и даже выдал билеты, а вместе с ними сдачу…

 

Короче говоря, не удивляйтесь, когда я буду довольно часто употреблять словосочетание «вопреки ожиданиям» - ожидания от Албании у нас были самые негативные, а реальность нам очень даже понравилась…

 

Дорога из аэропорта до центра города на автобусе «Rinas Express» заняла примерно 30 минут, народа в салоне было с гулькин нос, человек 10, да ещё по ходу дела подсели какие-то разбитные девицы, похоже, знакомые водителя, который с ними балакал практически весь путь.

 

Поначалу Тирана произвела на нас двойственное впечатление: с одной стороны, кругом виднелось множество новых, едва-едва построенных коттеджей и домов, с другой местами проглядывала слегка замаскированная нищета. Лично меня в пригороде больше всего поразило обилие объявлений «Lavazh» - я почему-то сперва решил, будто это местные булочные, выпекающие лаваш. Даже тот факт, что висели надписи главным образом над непотребного вида гаражами, меня не смутил: видал я и не такое, когда тегеранский квартал, в котором я жил, оказался наполнен автомастерскими, но в глубине его нашлась частная пекарня, где на костре готовили и тут же продавали вкуснейший лаваш. Потом мы узнали, что речь шла о другом, и все эти «лаваши» просто автомойки… Нами потом был также встречен магазин с неблагозвучным названием «Ne per ju», а мне запомнился также магазин «Justicia» - российскому правосудию точно пригодилось бы такое местечко, где можно было бы оплатить в кассу закрытие или заведение уголовных дел.

 

Вообще, первые впечатления от Албании были несколько фантасмагорическими: то вот попадётся на глаза двухэтажное строение, где внизу торгуют водопроводными трубами, а наверху свадебными платьями, то покажется район элитных коттеджей с завешанными сушащимся бельём ажурными балконами…

 

Где находится конечная остановка автобуса «Rinas Express», мы не знали, и рассчитывали сориентироваться, оказавшись в центре. Как выяснилось, приехали мы удивительно удачно, аккурат на центральную площадь Тираны, и, судя по карте, нужная нам гостиница находилась где-то рядом. Она действительно находилась совсем рядом, спрятавшись за громадой отеля «Tirana International». Наш «Nobel Hotel» выглядел куда менее пафосно, зато и стоил многократно дешевле, 50 евро за двухместный номер со всеми удобствами, включая кондиционер – мы его сразу постарались переключить на обогрев, а когда не вышло, вызвали со стойки портье и с его помощью запустили агрегат. Жизнь, таким образом, сразу наладилась, и хотя мы по-прежнему исподволь ждали от Албании разных пакостей, всё ж таки эти ожидания несколько притупились. Чтобы закончить с отелем, скажу, что контора довольно крохотная, первый этаж занимают ресторан и ресепшн, второй отдан шести комнатам постояльцев. Обстановка вполне сносная, в номере оказался большой телевизор «Sony» с диагональю - 72 сантиметра, показывавший спутниковые каналы, а не оказалось в номере ни душевой кабинки, ни даже занавески, зато были резиновые тапки, позволявшие после приёма душа ходить по разлитой в туалете воде. Соседей, к сожалению, было слышно, и ещё в первый вечер за капитальной стенкой справа двигали мебель гости ресторана, располагавшегося по соседству. Поскольку то заведение называлось «Кастраки», нетрудно догадаться, как именно мы сквозь сон величали его клиентов… Минусы и плюсы отеля «Nobel» я обрисовал, остаётся добавить пару слов про завтрак, который шёл как шведский стол континентального типа: вроде как можешь есть сколько хочешь, но есть особо нечего - сок, плавленый сыр, яйца варёные вкрутую, повидло, молоко, джем, бананы, мюсли, свежесваренный кофе и чай "Липтон" в пакетиках. Все спускавшиеся вниз постояльцы здоровались друг с другом, выглядела общая картина благолепно и очень культурно…

 

Прямо как не в Албании было дело, а в Швейцарии или там Норвегии…

 

«Разочаровал» нас первый день, точнее, вечер донельзя, и «разочаровал» нас в хорошем смысле: ожидали мы, как я уже говорил, проблем и неурядиц, как в Ливане или убогой Иордании, а получили почти человеческую жизнь. Скажем, в Найроби или тем паче Йоханнесбурге категорически не рекомендуется появляться на улице после заката, здесь же после заката народа на улицах только прибавилось, и когда мы, разместившись, «отважились» совершить прогулку в надвигающейся темноте, то остались мало того что невредимыми, да ещё и довольными как собой, так и округой. Не могу сказать, что Тирана выглядит ярко в вечерней подсветке, но пожаловаться на темень определённо не получалось.

 

Для начала мы, осмотревшись, двинули в привилегированный квартал Бллоку, когда-то заселённый сплошь элитой коммунистической партии – рядовых граждан туда не пускали. Сейчас район застроен по сути заново, там и сям торчат небоскрёбы, а единственный угрюмый квартал, обнесённый стеной и обтянутый колючей проволокой, оказался не больше не меньше как российский посольством. В Бллоку нам также попался на глаза другой осколок прошлого, дом Энвера Ходжи, но в целом округа смотрелась по-современному. Больше всего лично мне понравилось обилие всякого рода кафе и закусочных, встречавшихся регулярно. В одной кафешке мы купили за 20 лек мороженое и откушали его, сидя в парке у фонтана. Вопреки ожиданиям, никого по округе не грабили и не насиловали, вопреки ожиданиям, преступность вообще не давала о себе знать…

 

Вопрос, куда подевалась вся албанская преступность, разрешился в то  же вечер, когда мы, забредя во вполне приличный супермаркет "Conad", встретили мужика из посольства, назвавшегося Славой. Он-то и поведал нам, что албанцы предпочитают совершать преступления в других странах, а у себя на родине расслабляются; по его словам, ведущими бандами объявлено негласное перемирие, мол, пацаны, дома гадить не будем. «Поэтому, - объяснял Слава, - реальная обстановка в Албании кардинально отличается от той, которую обычно рисуют СМИ». По его словам выходило, что жизнь в этих краях вполне сносная, и даже дешёвая: «за двадцать евро, дескать, можно в ресторане нажраться до отвала, не то, что в Москве» - разглагольствовал наш новый друг. Он также рекомендовал отведать местное пиво «Корча» и делал это, очевидно, искренне, ведь пивом от него пахло совершенно недвусмысленно.

 

В какой-то момент Слава вспомнил о своём долге сотрудника посольства и предостерёг нас от знакомства с местными девушками, потому как-де общаться с представительницами противоположного пола в Албании можно только через их брата или другого родственника, а не то сразу секир-башка. Ну или на крайний случай, придётся немедленно на девушке жениться… «Застращав» соотечественников таким грозным предупреждением, Слава вдруг надумал выспросить, что мы забыли в Албании, а поскольку, как я уже сказал, он был здорово поддавши (и покупал упаковку пива), я решил было подшутить над ним и, прикинувшись огорчённым, сообщить, что мы, дескать, приехали насчёт нанять сговорчивых девок для российских борделей - вот была бы потеха! Но делать так мы не стали, ограничившись благодарственными словами в адрес соотечественника типа «за науку»; растрогавшись, он предлагал нас куда-нибудь подвезти, но видя его состояние, ехать мы всё же не решились.


Надо заметить, что в тот же вечер авторитет Славы как знатока албанской жизни оказался несколько подорван: хотя он утверждал, что серый, привычный россиянам, хлеб в Албании не сыскать днём с огнём, мы вернулись в гостиницу с караваем серого хлеба, купленного нами за 40 лек на улице Мюслим Шири. Албанское пиво «Корча», кстати, оказалось очень так себе, и это дополнительно подорвало славин авторитет…

 

Освоившись в атмосфере вечернего города, мы наутро отправились осматривать достопримечательности Тираны совсем по-иному, без опаски, которая, чего греха таить, присутствовала накануне. И прогулка полностью подтвердила, что опасались за безопасность мы совершенно зря…

 

Знакомство с достопримечательностями Тираны началось, ясен перец, с центральной площади, носящей имя Скандербега, самого выдающегося военачальника Албании, прославившегося целеустремлённой борьбой против турецких оккупантов. По правде говоря, происхождение Скандербега историками до конца не установлено, и существуют серьёзные подозрения, что никакой он не албанец, а вовсе даже грек – настоящее его имя Георгий Кастриоти. Тем не менее, в Албании существует настоящий культ Скандербега, и его конный памятник в самом сердце Тираны лишнее тому подтверждение.

 

Что интересно, хотя Скандербег считается национальным героем, албанские детишки относятся к его памяти достаточно вольно, и без каких-либо колебаний забираются на пьедестал, чтобы друзья, такие же гопники, запечатлели их под брюхом коня. Хотя чему удивляться, если я сам видел, как на пьедестал Медного всадника лезли отечественные школьники, а учительница одобрительно на всё это взирала?..

 

Подпортили нам впечатление от первой достопримечательности Тираны и приставалы, слоняющиеся по округе и предлагающий купить всякую дребедень. Брат, зазевавшись, зачем-то сказал обалдуям, что мы приехали из России, и в последующие два дня те, завидев нас, торговцы бросались наперерез с воплями "русский, купи ручку"…

 

Ладно хоть не «русский, позолоти ручку»…

 

По периметру площади Скандербега разбросана куча всяких полезных заведений - обменники, магазины, закусочные, это чертовски удобно тем, что не надо искать, где в центре Тираны обменять валюту, поесть, купить сувениры. Также к площади примыкают сразу несколько важных объектов, как-то театр, мэрия, мечеть Эфем-бея и Национальный исторический музей. В него мы и направились незамедлительно, как только поменяли деньги: вход стоил 200 лек. Огромное здание оказалось плотненько набито экспонатами, которые мы осмотрели с большим интересом. История Албании действительно интересна, ведь этот кусочек Балкан испытал на себе влияние множества цивилизаций. Занимаемые албанцами земли одно время принадлежали Риму, потом во владение ими вступила православная Византия, потом явились турки-мусульмане, и каждый раз жизнь менялась. Основание Тираны, кстати, относится ко временам византийского владычества, учёные датируют событие примерно VI веком нашей эры, когда Восточная Римская империя достигла пика своего могущества. Тогда Балканы рассматривались ромеями как форпост для завоевания Апеннин, и будь наследники императора Юстиниана чуть умнее и чуть удачливее, глядишь, история мира пошла бы по-другому. Да, не сложилось у Византии, и теперь Национальный исторический музей мусульманской Албании рассказывает про падение греческой цивилизации и приход ислама. Албанцы, как и все малые народы, стараются, конечно, протянуть своё происхождение в античный мир, вот только все старания пока напрасны, и иллирийцы римских времён никакого отношения к средневековым мусульманам не имеют – об этом, в частности, красноречиво говорит экспозиция музея, где сразу после зала античности посетитель попадает в атмосферу XII века.

 

Лично мне изо всей экспозиции больше всего понравились не археологические находки и другие аутентичные предметы старины, а громадное мозаичное панно, изображающее потасовку с фашистами среди гор. Ради такого яркого зрелища мы даже решили нарушить запрет на фотосъёмку и, пока я «подозрительным» копанием в карманах отвлекал внимание старух-надсмотрщиц, брат из-за колонны сделал неплохие снимки мозаики…

 

Я также запомнил уникальный макет партизанской типографии со входом через фальшивую печку. И ещё впечатление произвела витрина с имуществом Энвера Ходжи, великого вождя и учителя Албании – от него музею достались маузер и кожаное пальто. Большой восторг вызвал у нас огромный стенд с фотографиями членов албанского политбюро: все они сплошняком оказались агентами империалистических разведок и изменниками, действовавшими по указке Госдепа… Странновато, ей-богу, вышло: боролись, значит, боролись они против итальянских фашистов и германских нацистов бок о бок, а потом начался натуральный «бой после победы»…

 

Закончив с осмотром музея, мы выкатились обратно на площадь Скандербега и направились к мечети Эфем-бея. Её, одно из старейших зданий албанской столицы, начали возводить в 1794 году, работы завершились только спустя более чем четверть века. Признанная объектом культурного наследия мечеть нынче исправно служит правоверным местом для молитв и размышлений, единственный перерыв в её работе пришёлся на период коммунистического владычества, когда её закрыли, запретив все богослужения. Тогда великий вождь объявил Албанию полностью атеистической страной, и за тайное крещение ребёнка участники вполне могли схлопотать расстрел…

 

Гонениям подверглись все культовые здания Тираны без разбора принадлежности, многие церкви и мечети оказались снесены, другие перепрофилированы под общественные нужды. Так, увиденная нами церковь Евангелистов на проспекте Rruga e Kavajes была с 1967 по 1990 годы спортклубом.

 

Есть в Тиране и новые церкви, такие как католический собор святого Павла, являющийся местом пребывания кафедры архиепископа Албании. Светлое, современной постройки здание стоит на берегу реки Лана, и смотрится благодаря этому очень выигрышно. Богатством архитектуры здание не блещет, так что осматривая собор, стоит обратить внимание на фигуру апостола Павла, раскинувшего руки над крышей, и оценит витражи, изображающие мать-Терезу.

 

С последней, кстати, связано интересное «заблуждение» албанцев: хотя достоверно известно, что местом рождения святой был македонский город Скопье, жители Албании упорно считают мать-Терезу «своей» на том основании, что её семья родом из Шкодера. Соответственно, статуэтки старушки заполняют прилавки албанских сувенирных магазинов, и во всех городах страны, где нам довелось побывать, непременно есть памятник матери-Терезы. Не обошлась без него и столица, где бюст благотворительницы замыкает длиннющий бульвар Deshmoret e Kombit.

 

В те края нас занесло не просто любопытство и желание осмотреть достопримечательности Тираны: мы рассчитывали посетить футбольный матч чемпионата Албании; по нашим данным игра должна была состояться текущим вечером. Вот мы и заявились к национальному стадиону, желая узнать, во сколько начнётся спортивный праздник. Вместо этого мы узнали, что стадион сдаёт помещения в аренду и до безобразия «зарос» кафешками да магазинами. Впрочем, оставался ещё другой стадион, принадлежавший обществу «Динамо». Но и он ничем нас не порадовал, кроме как зрелищем травы, пробившейся через беговые дорожки и наличием автомастерской. Зато прогулка по южным кварталам обрадовала нас множеством видов причудливо раскрашенных домов. Цветные здания появились в Тиране усилиями человека по имени Эди Рама, мэра албанской столицы в 2000-х годах. Будучи талантливым художником, Рама распорядился провести обширные работы по улучшению облика Тираны, и перекраска зданий в яркие цвета стала одним из пунктов его программы наряду со сносом незаконно возведённых построек. Часть освободившейся территории «прихватил» занял красивый Озёрный парк. Он занимает на 230 гектаров, его четвёртая часть отведена живописное озеро. Зелёный массив прорезают дорожки, есть комплекс аттракционов, желающие могут покататься на катамаранах, там и сям встречаются кафешки. Меня удивило обилие людей, бегающих трусцой и полное отсутствие публики с пивасиком и сёмками, столь приметной в отечественных парках. Впрочем, праздно слоняющуюся гопоту албанцы заменили вполне достойно, выпустив на дорожки отмороженных мотоциклистов: все въезды в Озёрный парк Тираны перегорожены бетонными блоками, на машине с мангалом-шашлыками не проедешь, а вот мотоциклы вполне проскакивают мимо заграждений легко.

 

Разгуливая по парку, мы так увлеклись фотографированием пейзажей, что не заметили, как вышли практически на площадь матери-Терезы – холмы заставляют дорожки извиваться, и зазевавшийся путник вполне может сбиться с курса. Наградой нам за этот крюк стал памятник Неизвестному партизану, установленный в честь всех солдат, павших во время Второй Мировой войны. Отечественная историография практически ничего не говорит по жаркие события на Балканах, а ведь военные действия на территории Югославии и Албании отличались исключительной жестокостью, и счёт погибших партизан шёл на десятки тысяч. Памятник служит напоминанием о тех жертвах, которые понесли участники албанского сопротивления.

 

Возможно, стоило бы на этом месте расстаться с парком и отправиться смотреть другие достопримечательности Тираны, но нам ещё хотелось увидеть бывший дворец короля Зогу, ныне резиденцию президента страны, и ещё будоражила воображение статуя матери-Албании, располагавшаяся, по нашим данным, где-то в южной части Озёрного парка. Вот только прогулка в те края не задалась: плутая в надвигающихся сумерках, мы несколько раз спрашивали дорогу, однако ответа на английском добиться не смогли. Кое-как нам удалось объясниться с четвёртым по счёту мужиком, с пятого на десятое понимавшим по-русски. Он-то и объяснил нам, что, дескать, зря идёте, так как близко ко дворцу не подпускает охрана, а интересующий нас монумент якобы давным-давно снесли. Мы, признаться, не очень поверили дяде, и правильно сделали, потому что и президентский дворец, и статуя матери-Албании прекрасно достижимы, в чём нам довелось убедиться позже, при изучении округи через Google-карты. А так мы забрели, не зная броду, в какие-то гребеня из элитных дач и в спустившейся темноте предпочли двинуться назад.

 

Последним объектом осмотра в тот день стала такая незаурядная достопримечательность Тираны, как старинный мост Таннер, сиречь мост Дубильщиков. Его построили в XVII века, когда Османская империя переживала расцвет. Переправа, носящая характерные черты турецкого стиля, красиво подсвечивается в темноте и могла выглядеть очень стильно, кабы располагалась над рекой. На деле мост стоит в стороне от набережной и оттого смотрится диковато…

 

Рядом с мостом располагался своего рода «клуб пикейных жилетов»; старички, оккупировавшие все окрестные скамейки, галдели, гомонили, махали руками и порой так расходились, что не выдерживали и непринуждённо шли в соседние кусты по нужде.

 

Нас же нужда гнала на север, к автовокзалу Тираны, где мы рассчитывали купить билеты на автобус до Скопье. Вот только дневное невезение, павшее на нас после неудачи со статуей матери-Албании, распространилось на поздний вечер, когда мы взялись искать транспортное агентство «Pollogu», быстренько окрещённое нами «Подлогу». Эта контора спряталась так, что нам не удалось её найти, хотя мы честно обошли весь автовокзал Тираны и в каждую щель сунули нос. Взамен мы нашли место, откуда отправляются автобусы из Тираны в Шкодер, хотя это и было слабым утешением: в четвёртый по величине город страны мы, конечно, собирались смотаться, но куда важнее было установить, как попасть из Албании в Македонию, чтобы не ставить под угрозу второй этап путешествия.

 

Да, на автовокзале Тираны имелось неприметное окошечко, где теоретически продавались билеты на вечерний рейс до Скопье, вот только оно было наглухо закрыто и, судя по всему, не похоже, чтобы его собирались открывать вообще. Мы в тот момент уверились, что Албания всё-таки скрывала своё настоящее лицо, дабы подложить грандиознейшую свинью, но всё перевернул совершеннейший случай: когда мы покинули автовокзал и поплелись по бульвару короля Зогу в сторону отеля, брат остановился завязать шнурки, а когда поднял голову, то углядел на стенке здания табличку «Pollogu», искусно замаскированную среди других офисных табличек. Как оказалось, единственное транспортное агентство, поддерживающее связь с соседней Македонией, найти всё-таки можно - оно скрывается в офисно-торговом центре, это третий дом от угла на правой стороне бульвара, если идти со стороны автовокзала Тираны; ориентиром может послужить гинекологический центр тиранского университета аккурат на противоположной стороне бульвара короля Зогу.

 

На розыски непосредственно помещения, где находится агентство, ушло минут 10: не будь на втором этаже включён свет, вряд ли мы заметили нужный указатель. Вот что значит маскировка!

 

Визит в офис «Pollogu» большой радости нам не принёс: выяснилось, что автобусов, указанных в путеводителе «Lonely Planet», нет в природе. Лучшее, что могли предложить транспортники, ночной рейс из Тираны  Скопье отправлением в 19 часов, а утренних выездов ни в Скопье, ни в Тетово, ни вообще куда-либо в Македонию попросту не имелось. Изначально-то мы планировали с утреца отправиться в сторону Охрида, погулять там несколько часов и ввечеру добраться до македонской столицы. Теоретически, оставалась возможность приехать местными албанскими автобусами на границу и перейти её в районе Струги, но по трезвом размышлении этот вариант пришлось отбросить: больно уж непредсказуемо выглядело такое путешествие, и велик был шанс ночевать где-нибудь под албанским или македонским забором. Так что мы купили билеты на послезавтрашний ночной рейс из Тираны в Скопье за 20 евро и на сём вопрос оказался закрыт.

 

Хотя нет, он оказался скорее недозакрыт: желая узнать, в каких условиях предстоит ехать в Македонию, мы решили дождаться появления вечернего автобуса и лично осмотреть его. Сказано-сделано, и добрых полчаса мы как дураки простояли рядом с потенциальным местом отправления на другой сторону бульвара короля Зогу. Простояли вместе с кучей будущих пассажиров, но ни в 19 часов, ни гораздо позже автобус так и не появился. И хотя мы по очереди ходили греться в Интернет-кафе по соседству, купив заодно получасовой доступ за 25 лек, ждать нам в итоге надоело. Оставив мнущихся на холодном ветру людей, мечтавших попасть в Скопье, мы отчалили, искренне молясь, чтобы нас миновала сия судьба – прошлогодний конфуз, когда мы не смогли уехать из Вьентьяна в Луанг-Прабанг и вынуждены были ночевать в какой-то дыре, висел над нами горестным воспоминанием…

 

Вернувшись в отель, мы завалились спать крайне удручёнными, и даже включённый на полную мощность обогрев не согрел наши души…

 

Да, предстоящая поездка в Шкодер не сулила особых хлопот, однако дальнейшее будущее представлялось нам несколько туманным…

Посмотреть фото Тираны...  

 Вернуться на главную страницу... 

Рейтинг@Mail.ru